Блоги. Сепаратизм, раззомбирование и приличия

10.Ноябрь.2015

ОСТОРОЖНО! Лексика 18+
________________________________
Вот представьте, что вы — инвестор.
Ладно, лучше представьте, что Я инвестор, дабы мне не приходилось приписывать вам те слова и действия, которые, возможно, вам не свойственны 🙂

Итак, я инвестор. Занимаюсь, скажем, развитием торговых и ресторанных сетей. И вот в поле моего внимания попадает некий городок, где, по нашим прикидкам, имеются хорошие перспективы для бизнеса.
Мы проводим разведку и узнаём, что в этом городке всем заправляет некий уважаемый человек, назовём его «дон Вито». Он имеет репутацию здравомыслящего, договороспособного субъекта, но при этом ещё такую репутацию, что любое заведение, находящееся под защитой дона Вито, местная шпана обходит за километр. Поэтому, собственно, там всё в городе находится под его защитой и все ему платят.
Что ж, и я — тоже согласен платить. Это, ей-богу, не западло, платить человеку, который оказывает тебе полезные услуги в сфере безопасности. Это выйдет гораздо дешевле, чем притаскивать в город собственную секьюрити, чтобы она сама кошмарила местную шпану. Местный — сделает это лучше. И дров меньше наломает.

Значит, мы договариваемся с доном Вито и начинаем работать. Открываем точки по всему городу — и тут вдруг в одном районе в наше заведение заявляется какой-то поц, который провозглашает: «Дон Вито — это хуйня. Конкретно на этом районе главный — я. Дон Клеменцио. И если не хотите проблем, то платить надо мне».
Что делаю я? Разумеется, встречаюсь с доном Вито и говорю: «Вот это дон Клеменцио — это чего вообще такое было?»
На что он может ответить: «Не обращай внимания. Так, городской сумасшедший, которого, считай, уже нет».

Ну и если я узнаю, что дон Клеменцио, предаваясь мазохистическим утехам, подвесил себя за гениталии да нечаянно зарезался, пытаясь перепилить верёвку — я, разумеется, не буду давать никаких комментариев для прессы по этому поводу, но сделаю вывод, что дон Вито знает своё дело и с ним можно работать.
Иная ситуация, если он начнёт мне втирать: «Понимаешь, дон Артёмо, тут ведь штука непростая. Дон Клеменцио — он пользуется поддержкой простого народа у себя там на районе. Боюсь, я не могу вот взять и вмешаться. Это могут неправильно понять».

Что ж, я кивну: «Да, я всё понимаю, дон Вито. Я понимаю, что в твоём городе мне теперь нужно договариваться не с тобой, а с каждым крутым пациком на районе, на которого дрочит местное лошьё. Или, как другой вариант, всё-таки притащить своих людей сюда и хорошенько тряхануть ваш бардак. Что же я особенно хорошо понимаю, так это то, что мне нет вообще никакого смысла платить тебе, застенчивый старикашка!»

Но, конечно, никакой вменяемый мафиозо так не ответит, что он не может повлиять на какого-то выскочку, который по беспределу перебивает у него крышу. И не смирится, что у него вот запросто отжимают кусок, вытирая ноги и об него, и об людей, которые доверились его протекции, которые ему башляют за это. Ибо стоит ему хоть раз попустить этакому беспределу — и с ним вообще никто работать не будет. Никто ему башлять не будет, ибо — зачем бы?
Ну и с государствами — примерно та же фигня.

Государство, в лучшем и наиболее рациональном своём виде — это «стационарный бандит», который гарантирует некоторый порядок и внятность правил игры. Хотя бы то, что их не может изменить по беспределу любой борзый отморозок, ощутивший себя достаточно крутым и на этом основании провозглашающий себя «боссом» на какой-то территории.
Если государство дозволяет это делать невозбранно — какой резон вообще иметь с ним дело? Какой резон платить ему налоги?
Государство — это механизм насилия и принуждения. Который, конечно, снабжён (в идеале) многими предохранительными устройствами, вроде системы сдержек и противовесов — чтобы насилие и принуждение не становились хаотичными и волюнтаристскими, но если государство обнаруживает принципиальную неспособность к насилию и принуждению — ну тогда вовсе до свидания. Это, получается, не государство, а чёрте что и сбоку бантик. Розовый такой, девичий детсадовский бантик.

Поэтому любое государство — закономерно и весьма остро реагирует на любые попытки поломать правила игры «явочным порядком», типа, «а вот мы тут с мужиками собрались и решили отделиться, с 18-00, и теперь тут у нас своя вольная республика, а вы — идите нахер!»
Здесь нарушается такое правило игры, как «нерушимость границ». Замечу, «нерушимость» — не тождественно «неизменности».
Изменять — можно. Но только — при соблюдении некой взаимоуважительной процедуры, где бы, являя добрую волю, инициаторы изменения границ обосновывали свою позицию и работали над тем, чтобы максимально исключить риск для интересов инвесторов. Чтобы, по крайней мере, те заблаговременно получали представление о перспективах своих капиталовложений. Поэтому процесс цивилизованного «развода» между метрополией и провинцией — занимает годы, иногда десятилетия.

В принципе, возможна и в вышеописанном «мафиозном» примере ситуация, когда дон Вито чувствует, что уже не может обеспечивать порядок во всём разросшемся городе с его разросшимися бизнесами, не может вникать во все проблемы, его централизованного аппарата на это просто не хватает, поэтому он только приветствует, если на каком-то районе объявляется дон Клеменцио, который способен держать там порядок, который готов заключить с доном Вито пакт о взаимопомощи и сотрудничестве. Это может быть в их обоюдных интересах, и вполне реалистично, когда соблюдается уважение.
Когда же выныривают из ниоткуда какие-то отморозки и рубят с плеча, типа, это теперь наша земля — здесь в принципе нельзя заподозрить никакое уважение, никакую добрую волю. Это просто гопничество в чистом виде.

И не только что право, но и долг любого уважающего себя государства (обладающего минимальным инстинктом самосохранения) — землить таких нескрываемо злонамеренных гопников всеми доступными средствами.
Разумеется, в современном мире цивилизованные люди стараются минимизировать потери среди гражданских, и это важный момент, но не основополагающий всё-таки. Государство, вообще-то, отвечает перед инвесторами, перед налогоплательщиками, перед капиталом, без которого не было бы Цивилизации, а не перед популяцией как таковой. И потому его главная задача — заслужить их доверие, показывая, что оно готово защищать их инвестиции от беспредельного нарушения правил игры. Что оно готово карать нарушителей.
Ибо иначе получится, что сначала приходит дон Клеменцио со своими понтами и притязаниями, потом приходит народный трибун Тиберий Вакх с головой дона Клеменцио на копье и втирает тебе, что ты должен платить официантам не меньше ста баксов за смену, потому что это поднимет его популярность в биомассе, потом приходит какой-нибудь имам Гасан Абдурахман, с головой Тиберия Гракха в мешке, который втирает тебе, что ты не можешь торговать бухлом, ибо харам, — и вот нет никакой возможности остановить этот ёбаный калейдоскоп, если самому не выжечь напалмом этот гадюшник и поставить своих людей на роль государства в данной местности. Раз уж его там нет, того государства, раз дозволяется такой ёбаный калейдоскоп.
Ну и поэтому, повторю, любое мало-мальски уважающее себя государство — не может терпеть, чтобы кто-то на его территории де факто провозгласил свою власть чисто по беспределу, без консультаций и добросовестной попытки урегулировать возникающие из смены юрисдикции противоречия.

Не понимать этого — либо селенитское происхождение иметь, либо тяжкую какую-то форму слабоумия.
Поэтому, я ещё могу понять наших российских «ымперцев», которые открыто заявляют в связи с Российско-Украинским конфликтом: «Мы сильные, а хохлы слабые, поэтому мы делаем, что хотим, по праву сильного».

Ну, они допускают только две ошибки. Во-первых, они считают, что игрушка Цивилизация — это истинная модель взаимоотношений наций (и групп интересов) в двадцать первом веке. А в Цивухе — да, действительно, для нападения на соседа не требуется иного морального обоснования, помимо фактической возможности совершить успешное завоевание. Но вот в реальном мире это немножко так не работает.
Во-вторых же, они искренне считают, что Россия реально сильна и потому может делать, что хочет. Нет, стараниями их кумира, этого плешивого крысёныша, Россия довольно слаба сейчас. Много показухи, много понта, много пердежа фейерверкового, а реальный-то военный потенциал где-то на уровне Нидерландов находится (если не брать в расчёт ядерное оружие).

Но поскольку эти ребята по-крайней мере честны в своём хищничестве (пусть и неосновательном) — они не внушают такого омерзения, как лицемеры-недоумки, вопящие: «А вот зачем Украина напала на Донбасс, когда его народ выразил свою волю? А вот спится ли вам спокойно при мысли, как заживо сгорали в огне жертвы Одесской Хатыни в Доме Профсоюзов?»

Почему они внушают омерзение вплоть до тошноты — так потому, что они пытаются играть на «моральном» поле, будучи кончеными моральными уродами. Будучи абсолютно блядской гнусью.
Ей-богу, можно считать Украину противником — но нормальные люди не осуждают противника за то, что он сопротивляется агрессии. Они понимают, что любое государство будет защищать свою территорию, свою юрисдикцию от ползучей иностранной аннексии по мере сил. Иначе — грош цена государству, которое этого не делает.

И вот давно (и не только у меня) есть очень существенное подозрение, что все эти крикуны про «украинских карателей на Донбассе» и «зверства над Одесской Хатынью» — точно так же поведут себя, если, скажем, уже не Украина подвергнется нападению и ползучей аннексии, а Россия. Со стороны, скажем, Монголии.

Это ж абсолютно продажные, абсолютно беспринципные твари, готовые кликушествовать по заказу того, кто платит за кликушество. И вот сейчас они с ладони у Хуйла зёрнышки клюют, а забашляет им очередной Джихангир из степей (а скоро у Монголии будет больше бабла, чем у российского бюджета, она очень динамично развивается) — начнут славить «выбор народа Бурятии» и негодовать против любого применения силы для восстановления порядка на мятежных территориях. Против любого применения силы для нейтрализации отморозков, решивших переиначить правила игры сугубо под себя и по беспределу.
На самом деле, открою маленький секрет: наиболее горластые поклонники «Новороссии как свободного выбора народа Донбасса, который трогать не моги Киевская Хунта» — изначально брались «на карандаш» в ФСБ. Как потенциальные предатели России, как очень возможная в будущем деструктивная агентура иностранных разведок. Ибо если ты осуждаешь Украину за то, что она борется за свою территориальную целостность, — значит, весьма вероятно, ты будешь втыкать палки в колёса и России, когда дело дойдёт до её борьбы за живучесть (и когда тебе проплатят соответствующий заказ).

В ФСБ ведь далеко не все в восторге от политики этого заигравшегося ботоксного недоумка, которого там и «своим»-то считают с очень большой натяжкой, особенно когда он своей дурью подставил и всю страну, и свою «альмаматерную» контору. А уж его восторженных жополизов — вовсе за людей не считают.

Советую это иметь в виду восторженным жополизам Хуйла. По хорошему счёту, не «либеральной пятой колонне», а именно вам лучше было бы валить из этой страны. Начинать думать в этом направлении, по крайней мере.

Ведь вы ж должны знать себе цену. Вы — бляди, вы — мусор. Никчёмное ссыкливое чмо, которое могло познать, чего оно по жизни стоит, в девяностые — да впрок урок не пошёл. А тут ухватили бога за бороду, в смысле, Хуйло за нефтебакс — и повалил фарт. Но это ж очень ничтожно и это ненадолго. Это уже кончается.
______________________________
АВТОР:
ЖЖ
==============================




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting