Подпишись

* Вы будете получать самые интересные новости Украины

Трендовые новости
23 Апр 2021

Blog Post

Флактурмы: «стреляющие соборы» или последние крепости тысячелетия | Everyday in Ukraine | Everyday in Ukraine
Все рубрики

Флактурмы: «стреляющие соборы» или последние крепости тысячелетия | Everyday in Ukraine | Everyday in Ukraine 

04.Январь.2020

В наше время, говоря о вооружениях, как-то вопросы архитектуры отходят на второй план. Да, третье тысячелетие, времена крепостей как плавающих, так и летающих канули в небытие. Про крепости наземные мы просто молчим. Закончились.

Тем не менее, о последних представителях крепостей наземных стоит сказать пару слов.Спорно, конечно, но мне кажется, что на роль последних крепостей вполне подходят флактурмы (нем. Flakturm), башни ПВО, построенные в Германии и Австрии во время Второй Мировой войны. Продвинутые читатели скажут, что были и потом постройки, но – возражу. Бункеры. А вот так, с размахом… Впрочем, вам судить.

Итак, флактурмы.

Многоцелевые строения, входившие в структуру Люфтваффе. Предназначались для размещения групп зенитных орудий с целью защиты стратегически важных городов от воздушных бомбардировок. Также использовались для координации воздушной обороны и служили бомбоубежищами и складами.

Идея постройки возникла в самом начале войны. Еще когда немцы вовсю бомбили Лондон, а британцы пытались отвечать тем же. Немцы выигрывали, потому как в сентябре 1940 года на Англию было сброшено 7 320 тонн бомб, а на территорию Германии упало всего 390 тонн.

Однако уже после первых бомбардировок Берлина стало ясно, что ПВО столицы мало что может противопоставить атакующим самолетам британских ВВС. А тут в 1941 еще и русские добавились в компанию желающих бомбить столицу рейха.

Назрела необходимость серьезного усиления ПВО Берлина. И решить проблему простым увеличением количества зенитных орудий было сложно. Зенитным орудиям необходим широкий сектор обстрела и достаточный угол подъема ствола. Минимум — 30-40 градусов.

Однако размещать батареи ПВО можно только на достаточно открытых площадках, таких как стадионы, городские площади, пустыри. А их в любом городе не так уж и много.

К тому же, для надежной работы радиолокаторов (ну, насколько это возможно для радаров образца 1939 года), требовалось, чтобы между антенной и целью не было никаких объектов, особенно вблизи.

С другой стороны, наличие радиолокаторов вообще сильно облегчало жизнь немцам. О системе обнаружения немецкой ПВО стоит поговорить отдельно, здесь же скажу, что состояла она (упрощенно) из двух зон. Дальней и ближней.

Дальняя зона – это локаторы FuMo-51 («Мамонт), который располагались обычно за городами и имели дальность обнаружения до 300 км с точностью определения дистанции – 300 м, азимута — 0,5°. Высота антенны – 10 м, ширина — 30 м, масса — 22 т. Тут все понятно. Система раннего обнаружения.


РЛС FuMO-51 «Мамонт»


Командный пункт РЛС «Мамонт»

Однако зенитчикам нужно было получать данные для стрельбы (азимут и угол места цели, из которых можно было определить курс, скорость, и высоту полета цели) на дальностях от 30 километров до момента огневого контакта. Эти данные могли выдавать радиолокаторы типа FuMG-39 «Вюрцбург» и «Фрея». Опять же, при выполнении условия, что антенна находится выше городских крыш и деревьев.


РЛС FuMG-39G «Фрея»


РЛС FuMG-39T «Вюрцбург»


РЛС FuMG-62-С (Вюрцбург-С)

Для зенитных прожекторов и звукопеленгаторов наличие свободной зоны тоже является необходимым условием, причем для последних особенно, поскольку отраженный от высоких местных предметов звук моторов вражеских самолетов приводил к ошибкам в азимуте цели (направлении на летящий самолет) до 180 градусов. Да и оптическим дальномерам, на которые делалась основная ставка в условиях ясной погоды, зрительным трубам, биноклям тоже требуется достаточно открытое пространство.

Первоначально предполагалось строительство башен в парках Хумбольдтхайн, Фридрихсхайн и Хазенхайде (по одной), еще три башни планировалось построить в Тиргартене.

По плану башни должны были вооружаться спаренными корабельными зенитными орудиями калибром 105-мм и несколькими 37-мм и 20-мм пушками непосредственного прикрытия.

Для личного состава внутри башен предполагалось оборудовать хорошо защищенные помещения.

Проектирование зенитных башен было поручено ведомству Генерального инспектора строительства Шпеера, а их возведение — военно-строительной организации Тодта. Тодт отвечал за конструирование и техническое исполнение, Шпеер занимался вопросами выбора мест в парках, архитектурной отделки и классификации.

Решили сообща, что каждая башня ПВО будет состоять из четырех связанных друг с другом отдельных орудийных позиций, в середине которых с удалением в радиусе 35 метров расположен пункт управления огнем (командный пункт II). При этом внешние габариты башни составляют примерно 60 х 60 метров, высота должна быть не менее 25 метров.

Сооружения должны были обеспечивать защиту личного состава, в том числе и от химического оружия, полную автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, врачебной помощью, питанием.

Об использовании башен в качестве укрытий для населения тогда еще не задумывались.

К этой мысли, говорят, пришел сам Гитлер, решив, что эти сооружения будут одобрены населением только в том случае, если гражданские люди смогут получать в них укрытие во время бомбардировок.

Забавно, но в стране, где шла уже война на два фронта, строительство этих башен сопровождалось многими проблемами. Например, места их возведения необходимо согласовывать с планом генеральной застройки Берлина! Башни не должны были нарушать монументальное единство архитектурного облика города и максимально сочетаться со зданиями или уличными осями…

Вообще, при разработке и осуществлении плана строительства башен, решалось множество вопросов. Что в определенной степени делает честь немцам.

Например, стрельба орудий обычно сопровождается задымлением зоны над боевой башней, что сводит на нет возможность визуального обнаружения целей. В темное время суток вспышки выстрелов ослепляют наблюдателей, создавая помехи наведению. Ну и нежным локаторам того времени могли создавать помехи даже снаряды, вылетающие из стволов.

Немцы, дабы избежать этих проблем, поступили просто и мудро. Разделили башни на боевую Gefechtsturm, она же G-башня и ведущую Leitturm, она же L-башня. Ведущая, она же башня управления, выполняла функции командного пункта. Башня управления должна была находиться на расстоянии не менее 300 метров от боевой башни.

В целом, у немцев получился комплекс ПВО.

В 1941 году на возвышенности близ Треммена, в 40 км к западу от Берлина, построили башню, на которой установили РЛС «Мамонт». Эта башня предназначалась для раннего обнаружения вражеских самолетов и передачи результатов по прямой связи на командный пункт 1-й зенитной дивизии Люфтваффе ПВО Берлина, который размещался в башне управления в Тиргартене. Так что фактически можно сказать, что комплекс в Тиргартене состоял из трех башен.

В 1942 году на этой башне был установлен радиолокатор панорамного обзора FuMG 403 «Панорама» с дальностью обнаружения 120 км.


РЛС ближнего радиуса действия располагались на башнях управления.


На заднем плане как раз видна башня управления с антенной «Вюрцбурга».

По мере строительства башен, в проект было внесено весьма полезное нововведение. Командный пункт на башне управления был назначен как КП-1, а на каждой боевой башне, в центре ее, было отведено место для КП-2, командного пункта непосредственного управления огнем. Сделано это было для работы в ситуациях потери связи и тому подобных вещей.

В итоге для башен ПВО были сформулированы следующие задачи:

— обнаружение и определение координат воздушных целей; — выдача данных для стрельбы зенитных орудий, как собственных, так и наземных батарей данного сектора; — командование всеми средствами ПВО сектора и координация действий всех средств ПВО; — уничтожение воздушных целей, оказавшихся в зоне досягаемости орудий боевой башни; — с помощью легких зенитных орудий-автоматов обеспечивать защиту самой башни от низколетящих целей и оказывать поддержку Люфтваффе в борьбе с истребителями противника;

— укрытие гражданского населения от бомбардировок.

При этом одна из башен в Тиргартене руководила ПВО всего города и координировала действия зенитных батарей с истребительной авиацией.


Фридрих Таммс, конструктор и архитектор башен

В октябре 1940 года началась закладка башен. При этом доработки проекта продолжались.

25 октября Таммс представил подробные планы и первые модели конечного оформления боевой башни и башни управления. По его замыслу, башни должны были иметь представительный фасад и в то же время выглядеть, как величественные памятники Люфтваффе.

В марте 1941 года Таммс представил новые большие модели башен. Готовые модели преподнесли Гитлеру к его дню рождения 20 апреля 1941 года. Ответственный министр Шпеер представил Гитлеру весь проект в подробностях. Фюрера проект впечатлил, и он пожелал, чтобы на всех четырех сторонах «над входами в зенитную башню предусматривались большие доски для увековечивания имен асов Люфтваффе».

Согласно изначальным замыслам, первые комплексы флактурмов планировалось построить в Берлине, Гамбурге и Вене. В дальнейшем — в Бремене, Вильгельмсхафене, Киле, Кёльне, Кёнигсберге. Однако очень скоро в планы пришлось вносить серьезные коррективы.

В итоге, Берлин получил три комплекса, Гамбург – два, Вена – три.

На строительство каждой башни с её полными шестью этажами расходовались огромные массы железобетона. В первую боевую башню в Тиргартене было залито 80 000 кубометров бетона, для башни управления потребовалось еще 20 000 кубометров.

Во Фридрихсхайне для постройки башен, стены и потолки которых были еще более мощными, понадобилось уже 120 000 кубометров бетона. Почти 80 % бетона из этого объема ушло на строительство боевой башни. К этому следует прибавить еще примерно 10 000 т качественной конструкционной стали.

Первая берлинская башня строилась исключительно руками немецких рабочих-строителей, но в дальнейшем стали привлекать сперва неквалифицированных немецких граждан (в рамках трудовой повинности), а затем иностранных рабочих и военнопленных.

Внешние габариты построенных башен впечатляли. Размеры основной боевой платформы составляли 70,5 х 70,5 м при высоте примерно 42 м (для орудийных башен), несколько меньшие ведущие башни это при той же самой высоте имели площадь 56 х 26,5 м.

Толщина верхнего перекрытия достигала 3,5 м, стены имели толщину 2,5 м на первом и 2 м на остальных этажах. Окна и двери имели стальные щиты толщиной 5 – 10 см с массивными запорными механизмами.

До сих пор не обнаружено документов, по которым можно было бы точно установить реальные затраты на строительство флактурмов. Имеющиеся источники носят противоречивый характер. В одном из писем управления Люфтваффе, датированного 1944 годом, указано, что на строительство флактурмов в Берлине, Гамбурге и Вене в целом затрачено 210 млн рейхсмарок.

Всего было разработано и осуществлено три проекта зенитных башен (соответственно Bauart 1, Bauart 2 и Bauart 3).

В подвалах башен хранились запасные стволы и другие запасные части и ремонтные материалы для орудий. В цокольном этаже находился склад снарядов для тяжёлых зениток, а также входы с трёх сторон башни с размерами 4 х 6 метров (в северном, западном и восточном фасадах). Они предназначались для ввоза запаса снарядов, вывоза стреляных гильз и приема укрывающихся в башне гражданских жителей.

Related posts