Подпишись

* Вы будете получать самые интересные новости Украины

Трендовые новости
15 Июн 2021

Blog Post

Все рубрики

Трудности охоты: как в Украине ловят серийных убийц | Everyday in Ukraine 

Что побуждает человека убить себе подобного и снова и снова идти на преступление, пока его не остановит карающая рука закона или смерть? Феномен серийного убийцы не дает покоя воображению: над его раскрытием бьются лучшие умы, его эксплуатируют писатели и кинорежиссеры, журналисты пристально отслеживают кровавые «подвиги» каждого нового маньяка. Авторы пообщались со специалистами в области психологии, психиатрии, криминологии и с правоохранителями, изучили статистику МВД, десятки научных и псевдонаучных трудов, посвященных серийным убийцам. Мы отслеживали сообщения о тяжких насильственных преступлениях, мотивы которых человеку со здравым смыслом могут показаться иррациональными. Мы не претендуем на истину в последней инстанции, но наш вывод таков: убийц среди нас гораздо больше чем кажется.

Анатомия убийств в Украине

Один на 10,5 тыс. составляет шанс украинца стать жертвой убийства или другого насильственного преступления. Ежегодно в Украине намеренно убивают 2-3 тыс. человек, еще свыше 1,5 тыс. погибают от, как пишут в милицейских протоколах, «умышленных телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего» (ч. 2 ст. 121 Уголовного кодекса). Такое количество насильственных смертей сопоставимо с потерями войск НАТО в Афганистане.

На тяжкое преступление, как правило, идут не бандиты в масках и с пистолетами, которые грабят богачей и банки, не киллеры, отрабатывающие заказ на политика или бизнесмена. Типичный убийца – это маленький (как говорит наш уже бывший президент) украинец, на которого, случайно встретив на улице, даже не обратишь внимания.

Душегубы на душу населения

В Киеве 14-летний подросток зарезал девушку-ровесницу. За то, как пояснил он позже следователям, что она его когда-то обидела. В Макеевке (Донецкая обл.) 17-летний юноша забил до смерти знакомого, поскольку тот лег спать в ботинках, а другому проломил голову за то, что он вступился за жертву. 3 апреля в Пищанкивськом районе Винничины 19-летний парень забил молотком целую семью – 77-летнюю пенсионерку, ее 21-летнюю внучку и двух малолетних детей молодой женщины. Причина – бытовая ссора. В Авдеевке (Донецкая обл.) 25-летний извращенец изнасиловал 6-летнюю девочку. Убить ее, чтобы та не пожаловалась взрослым, помешал случайный свидетель. Подобные ужасы случаются в Украине чуть ли не ежедневно, и самое страшное в них то, что мотивы убийцы в каждом из случаев понять практически невозможно. Создается впечатление, что ими движет лишь мания убийства.

По информации, предоставленной Министерством внутренних дел Украины, ежегодно в стране убивают от двух до трёх тысяч человек. В среднем 60 в год на счету тех, кто отбирал человеческие жизни и раньше. Можно ли их назвать серийными?

В современной научной и околонаучной литературе дается примерно такое определение: серийный преступление – это многоэпизодные действия (эпизодов должно быть не менее трех), которые совершает один субъект по неочевидным мотивам, время между эпизодами убийств превышает интервал, необходимый для эмоционального охлаждения субъекта (он может составлять как несколько дней, так и несколько лет). Именно серийных убийц правоохранители считают самыми опасными, поскольку этих преступников крайне трудно поймать, а сами они никогда не останавливаются. Впрочем, жертве безразлично, убивает ее преступник серийный, или нет. К тому же от серийных убийц «обычные» отличаются прежде всего тем, что не успели начать свою «серию».

По оценкам американских исследователей, количество потенциальных серийных убийц составляет 0,005% всего населения страны. То есть, если взять эту цифру за основу, то получается, что по улицам украинских городов ходят не менее 2 тыс. потенциальных Оноприенко и Ткачей. Активных серийников, которые уже вышли на кровавую тропу, 0,1-1 на миллион. Население Украины, напомним, — чуть менее 46 млн. Официальная статистика, приведенная выше, в целом подтверждает эту теорию.

Расстройство личности

«Довести человека до такой крайности, как целенаправленное убийство, могут различные факторы, — говорит психиатр Галина Пилягина. – Как в убийстве, так и в самоубийстве имеют значение личностные возможности человека переносить стрессовые ситуации. Если мы рассматриваем психически здорового человека, то это свидетельствует о психологической уязвимости в соотношении со специфическими чертами характера, например, высокий уровень агрессивности».

«Склонность к убийству не является какой-то особой чертой характера, это даже не следствие воспитания, просто у некоторых людей не формируется та часть поведения, сознания, мозга, которая отвечает за моральные ценности, — убеждена Екатерина Милютина, кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии и психологии развития КНУ им. Т. Шевченко. – Как-то у меня проходил экспертизу клиент, который убил его отца и мать, объясняя это тем, что они не хотели переписать на него жилье. То, что они родственники, его вообще не волновало. «Я не имел к ним никаких претензий, люди они хорошие, — говорил убийца, — но мне нужна была квартира».

Большинство убийц (почти все серийники) и других преступников страдают от диссоциального расстройства личности, известной как социопатия и психопатия. Она проявляется в игнорировании «пациентом» социальных норм, импульсивности, агрессивности, ограниченной способности формировать привязанность к другим людям. Однако социопат вполне дееспособен, вследствие болезни страдает не так он сам, как окружение.

«Самое простое объяснение (поведения серийного убийцы. – Ред.) — шизоидная психопатия, она характеризуется эмоциональной тупостью или эмоциональной холодностью, субъект все понимает: что плохо, а что — хорошо, однако примерить на себя не может, — объясняет полковник милиции Денис Александров, психолог-криминалист, кандидат психологических наук из Киевского национального университета внутренних дел. – Второй причиной является деформация воспитания: он воспитывался в достаточно черствых отношениях в семье, и ему просто не привили необходимости учитывать чувства другого человека. Третий вариант — когда он мог воспитываться в более-менее благополучной семье, однако попал в компанию, где царит культ жестокости, где проявлять чувство считается слабостью».

Печально известного маньяка-убийцу Андрея Чикатило (65 жертв) в детстве постоянно била мать, он пережил голод 1946-го (его старший брат стал жертвой каннибалов), юношей он имел проблемы с противоположным полом. Однако 19-летние (на время суда) Виктор Саенко и Игорь Супрунюк, которых пресса прозвала убийцами-мажорами и днепропетровскими маньяками, таких проблем не имели – они из благополучных состоятельных семей. Но за 2 месяца 2007 года жестоко убили 21 человека из-за, как сказано в приговоре, «болезненного самоутверждения».

«Если у человека происходит всплеск агрессии, неадекватный и вроде неоправданный, от которого он не получает никакой выгоды, скорее всего, это – форма проявления психопатического расстройства, — говорит Александров. – Искривление характера у психопатов интересно тем, что практически всегда они вменяемы (адекватно оценивают свои действия. – Ред.), однако патология не позволяет им нормально адаптироваться в социуме, поскольку они не могут себя контролировать в соответствии с общественными нормами».

Для преступника-социопата жертва — это не человек в общепринятом смысле, а некий механизм, средство удовлетворения его потребности — сексуальной, материальной, самоутверждения и т.д. «Кстати, это (отношение. – Ред.) касается не только жертв, потому что когда проводишь экспертизу этих больных, то они относятся к ​​людям в целом именно с такой предметной мотивацией, — отмечает Екатерина Милютина. – Мне один объяснял: «Нет, доктор, я вас убивать не буду, это мне невыгодно!» Его отношение ко мне формируется не с каких-то моральных позиций, а из того, что ему не хочется тратить лишнюю энергию, чтобы меня убить».

Мотивы

Большинство серийных убийц перед тем, как начать отбирать жизнь, были ранее судимы или совершали правонарушения, которые прошли мимо внимания правосудия. Западные исследователи-криминологи утверждают: около 75% осужденных — социопаты. Отметим, что, по данным правозащитной организации «Донецкий мемориал», в Украине в местах лишения сейчас находятся свыше 147 тыс. человек.

В отечественных реалиях не стоит удивляться, когда человек идет на совершение преступления даже после неоднократного наказания. «Если до наказанию у человека было больше факторов, которые на уровне каких-то семейных отношений, работы, жилья удерживали его от криминала, то после наказания терять особо нечего, тем более, когда речь идет о долгосрочном заключении, — объясняет Милютина. – Семейные отношения потеряны, работы нет и не видно, и тюрьма – дом родной». Стоит добавить, что человек с диссоциальным расстройством личности, по выводам специалистов, трудно поддается воспитанию через наказание.

Отслеживая сообщения в СМИ об убийствах, мы обратили внимание, что в большинстве случаев логику преступника проследить трудно. Например, 19 декабря 2009 года в Запорожье чемпион Украины по дзюдо Евгений Сотников застрелил 18-летнего парня за то, что тот отказался с ним выпить. В сентябре того же года в Ужгороде 17-летний юноша изнасиловал и убил 50-летнего мужчину за мнимый долг в 200 грн. А в ноябре в пгт Великий Любень на Львовщине 7-летний мальчик забил граблями 56-летнего соседа за то, что тот лег спать в родительской сарае.

«Так называемая категория безмотивных преступников — достаточно сложная проблема, — отмечает полковник Александров. – На самом деле мотив у них есть, но он вытеснен из сознания. Поскольку мотив этот травматический, преступник придумывает определенные псевдомотивы, которых в принципе нет».

Едва не самый распространенный мотив — «Он (жертва) на меня как-то не так посмотрел».

Наслаждение от самого убийства, то есть убийство как мотив, очень редкое явление, отмечают эксперты. Светлана Шалгунова, докторант кафедры уголовного права и криминологии Днепропетровского госуниверситета внутренних дел, отмечает в своих трудах: мотив – это движущая сила преступления, насилие – способ преступления. Исследование Шалгуновой и его коллег доказывает, что в большинстве насильственных преступлений, совершенных на территории Днепропетровской области, фигурирует мотив пользы, совмещенный с другими (месть, зависть, ревность и т.д.). Но ученые предостерегают: всё чаще отечественными убийцами и насильниками одновременно с другими управляющими мотивы получения психического удовлетворения от насилия. Психическое разряда, между прочим, один из главных мотивов серийных убийц.

Особь

Одному из авторов удалось побывать на процедуре медицинского освидетельствования убийцы, на совести которого как минимум три жизни. Конечно, никаких имен, точного места событий и времени мы не можем указывать как из этических соображений, так и из-за того, что не имели права участвовать в процедуре.

Иду по длинному мрачному коридору N-ской областной психиатрической больницы. Меня догоняет медсестра и набрасывает на плечи белый халат — посторонние на осмотре находиться не имеют права. Открываются тяжелые двери, заходим в комнату. Там сидит несколько человек в белых халатах — это комиссия, которая изучает адекватность преступника. Вскоре в сопровождении двух дюжих милиционеров заходит «пациент», Сергей М. Это гориллоподобный человек с бровями, сросшимися под острым углом и нависающими над синюшным лицом. Его сажают на стул в центре возле стола и приковывают ногу наручниками к нему же.

Один из врачей начинает зачитывать материалы дела. «Герой» этого рассказа в один прекрасный летний вечер проходил по улице небольшого городка и увидел через приоткрытую дверь хаты белокурую девчушку, которая играла с куклой у ног престарелой бабушки. Спустя мгновение мужчина уже сжимает в руках палку и забегает в дом. Отчаянный крик бабушки глушит мощный удар, который разносит череп старушки. Следующим движением Сергей пробивает голову деду, выбежавшему на шум из комнаты. Потом подходит к ребенку, берет её за ноги и бьет со всей силы об стену головой. После чего вступает в половой контакт с ещё теплым трупом девочки. Он даже не пытается как-то замести следы. Выйдя из дома, покупает бутылку пива в магазине напротив и идет домой спать. Там его через несколько часов задержали правоохранители – соседи видели этого громилу, когда тот выходил из дома погибших. Изувер не сопротивлялся, только пробормотал под нос: «Что-то вы быстро, бляди!» Вскоре, прямо в отделении, Сергей признался еще в двух убийствах — молодой женщины и подростка.

Сижу как на иголках, жду, когда же начнется самое интересное: общение с маньяком. Однако психиатры никуда не спешат — все проходит как-то буднично и даже монотонно. Сквозь небольшое зарешеченное окошко прорывается тонкий луч солнца – лицо убийцы прорезает улыбка. Председатель комиссии вдруг ставит странный, на первый взгляд, вопрос: «Сергей, вам нравятся животные?» Убийца едва разборчиво бормочет под нос: «Не люблю кошек». Еще час врачи выпытывают что-то вроде: «Не мочились ли вы в детстве в постель?» Видно, что ему не нравится внимание такого рода, в основном отвечает односложно. «Да» — любил убивать животных в детстве, «да» — всегда обожал игры с огнем и спичками, «да» — ненавидит сестру, потому что мать всегда любила только её. Убил потому, что понравилась девочка и охватило безудержное желание ею овладеть, а баба с дедом просто мешали.

Наконец председатель комиссии кивает милиционерам, и те выводят монстра из комнаты. Я жду, что сейчас начнется обсуждение и будет принято конкретное решение. Но, к моему разочарованию, председатель говорит: «Ну что, коллеги, следующее заседание через неделю. Все могут быть свободны ».

Уже в коридоре спрашиваю у одного из членов комиссии о вероятном решении в этом деле. «Психопатические убийцы не считаются сумасшедшими, — отвечает он. – Ведь они убивают не из-за душевной болезни как таковой. Нет – они все прекрасно понимают. Более того, в основном у людей очень рассудительный и холодный ум. Их болезнь заключается в полной асоциальности. То есть, они живут исключительно в своем внутреннем мире, и для них имеет значение лишь собственное «я» и желания, которые у возникают. Люди для «серийника» — не более чем предметы, которые должны обеспечивать удовлетворение его потребностей. Совесть — понятие, совершенно им не присуще. Уверен на 99%, что этот Сергей вполне адекватно оценивал свои действия во время убийства. Получит пожизненное».

Убийственная хроника

Авторы на протяжении нескольких лет отслеживали в СМИ сообщения о странных (учитывая здравый смысл) насильственные и сексуальные преступления. Здесь приводим лишь некоторые из них. Как дату во многих случаях указано время упоминания о событиях в новостях.

3.06.2010
В Димитрове (Донецкая обл.) Мужчина зарубил топором знакомого, расчленил и частично съел

23.04.2010
На Житомирщине 48-летний мужчина во время ссоры зарезал бензопилой двух женщин

2.04.2010
В Донецкой юноша забил до смерти двух мужчин. Его вывело из себя то, что один из них лег спать обутым

1.04.2010
В Киеве подросток из-за оскорбления убил 12-летнюю девочку, нанеся ей 14 колото-резаных ран

28.03.2010
В Донецке 25-летний рецидивист изнасиловал и пытался убить 6-летнюю девочку.

16.03.2010
В Донецке пьяный мужчина зарезал жену, позвал соседа и объявил его заложником

15.02.2010
В Симферополе бомж-педофил похитил 11-летнего мальчика и забрал его кочевать с собой в качестве «наложника»

11.01.2010
В Киеве двое безработных убили арматурой парня и девушку ради денег на свадьбу одного из убийц

19.12.2009
В Запорожье чемпион Украины по дзюдо Евгений Сотников застрелил в кафе парня, который отказался с ним выпить

26.11.2009
На Львовщине 7-летний мальчик убил граблями 56-летнего соседа, который выпил и завалился спать в сарае отца

20.11.2009
В Мелитополе двое мужчин вывезли за город женщину, облили ее бензином и подожгли. Мотив: ссора

13.11.2009
На Черниговщине 29-летний мужчина порезал бензопилой 26-летнего знакомого. Мотив: ревность

6.11.2009
В Мелитополе ранее судимый за изнасилование парень отомстил родственницам бывшей жертвы — убил двух женщин

28.10.2009
В Киеве разоблачили проповедника, который объявил себя пророком и изнасиловал во время службы более 20 женщин

6.10.2009
В Запорожье задержали лжемилиционер, который насиловал девочек 11-13 лет, когда их родителей не было дома

23.09.2009
В Макеевке 20-летний парень изнасиловал и задушил 8-летнюю девочку, тело выбросил на свалку

17.09.2009
В Ужгороде подросток избил и изнасиловал 50-летнего знакомого. Пострадавший скончался от болевого шока

7.08.2009
На Донетчине к 12 годам тюрьмы осудили предпринимателя, который изнасиловал 17 воспитанников интерната

29.05.2009
В Киеве задержан Юрий Кузьменко, маньяк по кличке «Элвис», который изнасиловал и убил более 10 женщин

Декабрь 2008
На Хмельнитчине 18-летний парень убил, а потом изнасиловал 15-летнюю двоюродную сестру

Октябрь 2008
На Херсонщине мужчина затащил в машину 13-летнюю подругу своей дочери и в течение нескольких часов ее насиловал

Июль 2008
В селе Балки (Запорожская обл.) 56-летний мужчина из-за ревности убил свою сожительницу, ее дочь и соседку

Март 2008
В Макеевке двое бывших зеков убили знакомого, часть тела жертвы съели на ужин

Декабрь 2007
Начался суд над Сергеем Ткачом, самым кровавым после Оноприенко убийцей в истории страны

Октябрь 2007
На Николаевщине подросток заманил к реке 6-летнего мальчика, изнасиловал его и поджег. Ребенок умер от ожогов

Лето 2007
На Днепропетровщине 19-летние Виктор Саенко и Игорь Супрунюк ради развлечения жестоко убили 21 человека

Май 2007
На одной из дач под Черновцами пьяная компания убила мужчину и приготовила из него шашлык

Март 2007
В Горловке 30-летний кондуктор заманил в свою квартиру и жестоко изнасиловал 14-летнего подростка

Как в Украине ловят серийных убийц

Любой следователь милиции и прокуратуры скажет вам, что самыми сложными и ненавистны для него дела серийных убийц. Вовсе не из-за жуткости таких преступлений — выпотрошенными внутренностями и отрезанными конечностями правоохранителей удивить трудно. И даже не из-за технической сложности поиска маньяков. Самая большая проблема – давление общественности и руководства, которые не понимают сути явления и его причин. В Министерстве внутренних дел авторам сообщили, что там пока только «проводится аналитическая работа по установлению целесообразности» создания специальных подразделений по изучению и поиску серийных убийц. В то же время ученые-криминологи настаивают на проведении современных исследований насильственных преступлений.

Приказано замалчивать

Как известно, в СССР секса не было. Соответственно, не могло быть и маньяков. Опытные следователи вспоминают времена, когда замалчивались не только серийные убийства, но даже обычные изнасилования. К сожалению, в независимой Украине ситуация если и улучшилась, то недостаточно. Стоит только вспомнить, как вышли на след Сергея Ткача, число жертв которого может достигать 100 (доказано 29). Его поиском занималось целое областное управление МВД, но арестовать изувера удалось только благодаря тому, что на него указали маленькие дети, друзья последней убитой им девочки.

«Главная проблема всей отечественной криминалистики — то, что каждого нового маньяка воспринимали как некое уникальное явление, — рассказал бывший следователь Генеральной прокуратуры СССР по особо важным делам Андрей Головань (фамилия изменена по просьбе собеседника. – Ред.). – Нам категорически запрещали изучать этих людей, когда мы их ловили. От нас требовали только одно — поймать, не говоря никому ни слова. Затем изверга надо наскоро расстрелять — чтобы ни одна живая душа об этом не узнала».

Борьба за процент раскрываемости развращала всю систему правоохранительных органов страны, отчитаться о раскрытии преступления было важнее, чем действительно раскрыть его. «Поверьте, не такими уж глупыми были следователи, — говорит Головань. – Просто показуха захватывала. Ну, не могло себе позволить руководство признать, что в республике действует маньяк. Вот и требовали под угрозой сорвать погоны найти убийцу к 7 ноября или 9 мая, хоть ты тресни. Мы и находили».

«Большой проблемой для тогдашних и нынешних следователей является то, что еще при «совке» нас учили при расследовании преступлений прежде ориентироваться на «стукачей» среди преступников, — вспоминает полковник милиции в отставке Андрей Томиленко. – А какие могут быть стукачи, когда ты ловишь серийника? Он почти всегда действует один. За всю мою практику не было ни одного, который бы имел хоть какое-то отношение к миру профессиональных преступников».

«Во время расследования таких преступлений перед нами всегда стоит дилемма, — вспоминает еще один экс-следователь МВД СССР по особо важным делам (его имени просил не называть. – Авт.). – С одной стороны, от нас требовали секретности, с другой — если убийца умный, то поймать его и одновременно предотвратить следующим преступлениям возможно лишь при поддержке и широкой информированности населения. Скажу больше: в моей карьере было много случаев, когда убийц ловили обычные граждане. Но, в свою очередь, случаи, когда нам позволяли официально обращаться через СМИ к людям, я могу сосчитать на пальцах одной руки. Сейчас почти ничего не изменилось».

Правда, на упреки о «заговоре молчания» правоохранители всех времен и народов всегда имеют «железный» аргумент: нельзя сеять панику. И он не лишен логики.

Поверить в маньяка

Сегодня мотивация молчать у руководства МВД, по словам сотрудников, другая – не напугать преступника, чтобы тот не скрылся или не затаился. Хотя и показуха никуда не делась. Действительно, как утверждают эксперты-криминалисты, сейчас искать маньяков стало еще труднее – мобильность населения очень высока. Да и вообще чисто арифметически людей стало гораздо больше. Особенно если речь идет о крупных городах, где обычно и действуют серийники.

С правоохранителями согласны и ученые. «Резкое увеличение количества серийных убийств, на мой взгляд, связано с тем, что резко ускорились социальные изменения, — отмечает Евгений Головаха, заместитель директора Института социологии НАНУ. – Речь идет как о новейших технологиях, так и об увеличении плотности населения. Что, в свою очередь, приводит к росту плотности контактов между людьми. Социопаты гораздо хуже адаптируются к этим изменениям. И при определенных условиях и природной склонности они переходят из разряда потенциальных в активных убийц».

Тактика поиска серийных убийц и в Украине, и в остальных странах мира обычно сводится к максимально широкой проверки лиц, замеченных ранее в сексуальных преступлениях, и людей с соответствующими психическими отклонениями. Такая методика имеет неофициальное название «широкий бредень»: задержать всех подозрительных и тех, кто просто подходит под ориентировку, проверить каждого и найти среди них преступника. Эта тактика эффективна, как и все простое. По статистике Федерального бюро расследований США, 95% потенциальных серийных убийц ловят именно таким образом после первого преступления. Но остальные 5% — это и есть «оноприенки», «чекатилы» и «ткачи», которых искали годами, а список их жертв исчисляется десятками.

По словам оперативников, самое трудное в деле борьбы с серийным убийцей – вообще понять, что он есть. «Например, находим мы труп с явными признаками того, что над ним поработал маньяк, — вспоминает Томиленко. – Поиски убийцы ничего не дают, дело относят к разряду «глухарей». В таких случаях следователи всегда должны интересоваться у коллег из других регионов, а не было ли у них подобных случаев – именно так можно и выявить серийника. Ведь если этого не сделать, то каждая следственная группа искать отдельного человека за отдельное преступление. И обязательно нужно строго классифицировать и регистрировать все такие преступления. Если ты обнаружил «серию», это 50% успеха всего дела. К сожалению, в Украине такой базы пока нет».

Украинских правоохранителей до сих пор заводят в тупик убийцы, поступки которых не содержат четкого сексуального мотива. То есть, когда убийства, на первый взгляд, имеют характер обычного ограбления, сопряженного со смертью жертвы. Нередко отечественные пинкертоны не понимают, что природа серийного убийцы, который убивает жертву ради кошелька или мобильного телефона, и убийцы, который прибегает к насилию для сексуального удовлетворения, одна – это полная асоциальность. Тем более, что, по оценкам психиатров, сексуальный и властный мотивы присутствуют почти во всех убийствах. Сущность не меняется – человека используют как предмет для удовлетворения своих потребностей, а убийство – единственный способ достижения этого.

Практически все серийники начинают убивать после событий, вызвавших у них фрустрацию, т.е. стрессовую ситуацию. Американские исследователи из подобных факторов на первое место ставят потерю работы, источника дохода. Убийства становятся жутким способом релаксации для преступников. Подозреваемых в совершении серийных убийств нужно проверять с помощью поиска связи между событиями в их жизни и вспышками активности неизвестного субъекта. «Изменение психоэмоционального состояния преступника отлично прослеживается его родными, близкими, коллегами по работе и четко коррелируется с фактическими событиями жизни, — утверждают в Украинском научно-исследовательском институте социальной и судебной психиатрии МОЗ. – Конфликты на рабочем месте, потеря работы, дорожно-транспортные происшествия, драки, ссоры с близкими четко иллюстрируют циклическое изменение настроения преступника серийника. Если сопоставить события жизни подозреваемого и хронологию преступлений, следователь получит в свое распоряжение мощный инструмент оценки достоверности своих предположений».

Именно в таком анализе, а также воспроизведении личности преступника, и требуется участие опытного психиатра. Однако в правоохранительных органах признают, что, к сожалению, случаи эффективного сотрудничества единичны и основаны на личном энтузиазме и профессионализме отдельных специалистов.

Профиль потенциального убийцы

Большинство преступников, в частности серийные убийцы, имеют диссоциальное расстройство личности (социопатию). Мы даем симптомы этой болезни. Социопаты редко являются носителями одновременно всех указанных симптомов, а люди, за которыми мы замечаем подобное, — не обязательно социопаты. Более того, лица с диссоциальным расстройством личности далеко не всегда становятся преступниками, а всю жизнь остаются хотя и неприятными, но добропорядочными гражданами. Они находят себя во многих профессиях, например, в искусстве, некоторые даже делает успешную карьеру в политике.

– болтлив и поверхностен

– часто говорит неправду, чтобы возвысить себя в глазах окружающих

– подлый, склонен к манипулированию людьми

– эгоцентричен и претенциозен

– тяжело переносит неудачи

– игнорирует социальные нормы

– неспособен выносить уроки из негативного опыта, в частности – из наказания

– раздражителен и агрессивен

– безответственный и импульсивный

– отсутствует эмпатия (не чувствует вины, сочувствия, сопереживания)

– алко- либо наркозависим

Дух времени: «чикатилы», «ткачи» и «оноприенки» как порождение постиндустриального общества

Доктор социологических наук, профессор Игорь Рущенко, заведующий кафедрой социологии Харьковского национального университета внутренних дел, про феномен серийного убийцы.

Серийный убийца — побочный и непредсказуемый продукт Модерна и так называемого Второго Модерна. Первая известная и тщательно зафиксирована жестокая серия убийств с очевидным сексуальным, а возможно и мессианским подтекстом — дело лондонского Джека-потрошителя, который в 1888 году зверски убил пять проституток. Для викторианской эпохи это была сенсация, а в современных так называемых развитых странах — редкое, но уже банальное явление. Лидируют США, на страну приходится около 74% всех выявленных серийников, хотя население составляет лишь 5% численности землян. Однако именно эта страна одновременно является символом постиндустриального общества, она дальше всех ушла от точки условного старта под названием «традиционное общество». Получается, чем дальше по лестнице прогресса, тем большей становится угроза для людей со стороны серийников. С точки зрения философов прошедшие эпохи, общий прогресс и всеобъемлющий гуманизм должны были напрочь исключить подобные явления, а получилось с точностью до наоборот.

Парадоксально, но именно современный гуманизм косвенно способствует феномену серийных убийств (это наша гипотеза, а не установленный факт). Традиционное общество имело свои предохранители и громоотводы для таких поступков. Во-первых, эффективный социальный контроль в небольших сельских и городских общинах, где анонимность была еще невозможна. Во-вторых, это было время жестокости, которая пронизывала весь уклад жизни. Семейное грубое насилие, пытки и так называемые квалифицированные (с особой жестокостью) публичные казни преступников, войны, где мужчины убивали друг друга холодным оружием, и многие другие ситуации создавали эффект громоотвода, когда излишки энергии разрушения и смерти находили пути выхода. Цивилизация, гуманистические принципы зажимают человека в тиски условностей, перекрывают клапаны выхода разрушительной некрофильськой энергии и одновременно создают идеальные условия для анонимного, закрытого и отчужденного от социума существования. Больные индивиды, с одной стороны, не могут реализовать излишки «недоброкачественной агрессии», с другой — возникают благоприятные условия для совершения актов уголовного агрессии и получения желаемой разрядки.

Для объяснения феномена серийных убийц можно воспользоваться терминами известной криминологической концепции преступности, которую в послевоенные годы развивали немецкие криминологи. Она формулируется как «Склонность — Среда» (Anlage — Umwelt), где первая часть — преимущественно биологические и психические факторы, а вторая — факторы социальной среды. Каждый преступник так или иначе соединяет в своей личной биографии, уголовному карьере и конкретных действиях эти две стороны одной медали. Но доля первого и второго в случае совершения различных типов преступлений неодинакова. В сугубо корыстных преступлениях (кражи, мошенничества) доминируют социальные мотивы. В насильственно-корыстных растет вес биологической обусловленности, например, не каждый человек (как правило, это — мужчины) может прибегнуть к открытым насильственным действиям. Еще в большей степени тенденция усиления веса биологических отклонений оказывается относительно чисто насильственных действий, где отпадает мотив пользы, а на первое место выходит проявление внутренней агрессивности (хотя мотивы могут формироваться и под воздействием различных внешних факторов). Наконец, серийные сексуальные садисты, серийные убийцы демонстрируют исключительно внутреннюю мотивацию своих действий, именно они прибегают к «убийству ради убийства». Биологическая детерминанта становится особенно выразительной, хотя и не достаточной для однозначного криминологического прогноза.

Проблему существования так называемых прирожденных преступников, как известно, первым в науке поднял Чезаре Ломброзо еще в XIX веке. ХХ век принес революционные сдвиги в биологии человека, и ученые постоянно возвращались к поиску «гена преступности». На сегодня более-менее достоверно установлено, что большинство психопатов, способных на немотивированную агрессию, некрофильське убийство с элементами сексуального садизма, действительно имеют те или другие органические отклонения. Это может быть биохимическая структура организма, например, с повышенным уровнем мужского гормона тестостерона, лишняя хромосома Y у мужчин или «неправильные мозги», что проявляется в процессе обследования на магнитно-резонансном томографе, и некоторые другие биологические причины.

В нормальных социальных условиях склонность так и остается склонностью, а злокачественная энергия даже трансформируется в социально-положительные виды деятельности — такие люди могут достигать существенного прогресса в профессиональной карьере и социальной жизни. Криминологи, конечно, уже обнаружили и факторы социального риска. Это — неполные или неблагополучные семьи, где практикуется нелюбовь друг к другу (будущий серийник, как правило, ненавидит одного из родителей); факты физического и сексуального насилия в отношении субъекта в возрасте 8-12 лет, особенно, если они имели гомосексуальный характер, ощущение одиночества и суицидальные тенденции; сексуальные проблемы и расстройства в ювенальной возрасте, общая озлобленность против людей или определенных категорий – женщин или подростков.

Социальные условия определенным образом сочетаются с биологическими мотивами. Мы в свое время выдвинули гипотезу о существовании природного предохранителя в форме архетипа запрета. Но если такой архетип действительно существует, то он – хрупкое образование, которое можно «сломать» при определенных внешних условиях. Бессознательное не терпит рационализации, публичности, наглядности. Простое созерцание убийств, крови, расчлененных тел, даже если это происходит на скотобойне, девальвирует внутренний предохранитель.

Не стоит ожидать, что мощные социальные кризисы, хотя бы и те, что мы наблюдаем в последнее время, должны сразу добавить грустные единицы в кровавой статистике серийников. В это время, возможно, начинаются опасные цепочки. В возрасте 8-12 лет у детей, имеющих соответствующую предрасположенность, может «стартовать» так называемая спираль деградации, которая завершится через 10 или 15 лет первой попыткой немотивированного насилия, «убийства ради самого убийства» или бредового сексуального наслаждения. И, возможно, эту спираль уже сегодня запустит случай разрушения семьи или начало родительского алкоголизма из-за потери работы во время кризиса. И за два десятилетия только придирчивый следователь или криминальный психолог поймут эту связь.

Наряду с серийники есть и так называемые массовые убийцы.Нюанс заключается в том, что последние не охотятся на жертв, а внезапно творят кровавые расправы, ища таким образом и собственную смерть. И снова мы констатируем: наибольшее количество соответствующих случаев зафиксировано в США.

Про американского или украинского социопата следует говорить в том же контексте, как и о американском или украинском шизофренике или сифилитике. То есть мы видим одинаковые по сути заболевания, но условия обитания больных людей, шансы получить помощь действительно разные. Украинских социопаты имеют значительно больший диапазон для реализации своей девиантности, чем их «собратья» в США и странах Европы, где люди на себе сильнее испытывают различные формы социального контроля. Украинец может грубо себя вести за рулем авто, свободно распивать алкогольные напитки прямо на улице или в общественном транспорте, прибегать к нецензурной брани, игнорировать различные запреты, буйно вести в быту, и все это легко сходит ему с рук.

Подготовлено по материалам Андрея Лаврика, Богдана Буткевича и Дмитрия Рафаэля, опубликованных в журнале“Український тиждень” №32 (145) в августе 20120 года. Использована графика Андрея Ермоленко и кадр из фильма “Американский психопат”. Перевод CRIME.in.UA.

CRIME.in.UA

“След”

ОРД

Related posts