Звенья одной цепи

30.Ноябрь.2015

Сбитый турками самолёт… Энергетическая блокада Крыма… Так и хочется употребить журналистский штамп «звенья одной цепи», затасканный всевозможными конспирологами до полного непотребства.
Но в данном случае он будет, пожалуй, уместен. Более того, уместно будет говорить и о «скоординированной атаке на Россию». О которой так долго и страстно мечтали Михаил Леонтьев сотоварищи — а теперь это реальность.
И это была вполне ожидаемая реальность. Ожидаемая — с того самого момента, как Путин, схватив кураж от олимпийских успехов и набравшись вообще-то не свойственной для себя смелости, взял и одним рывком хапнул Крым у «братского» государства, которому Россия гарантировала защиту территориальной целостности.
Следует отметить, многие люди, не только в России, но и на Западе, восприняли этот беспрецедентный шаг весьма легкомысленно. «Ну да, это было дерзко. Ну да, Путин болт положил на всякие эти международноправовые условности. Но ведь результат налицо? А победителей — не судят».
Чего немножко не поняли эти восторженные поклонники кремлёвской удали — вовсе не было никакой победы. Был лишь сделан первый шаг (и действительно очень разудалый) в такую войну, где у России нет ни единого шанса не то что на победу, но, возможно, на сохранение в качестве единого субъекта.
Этой войны никто не хотел — но она стала абсолютно неизбежна после аннексии Крыма. И хотя это не принято говорить вслух на высоком политическом уровне, но с этого момента путинская Россия сделалась главным врагом Цивилизации.
Всевозможные террористы, религиозные фанатики или просто куражащиеся отморозки — это, конечно, досадное неудобство для Цивилизации, но на самом деле не бог весть какая угроза. Да, их шалости вызывают большой резонанс, иногда приводят и к отставкам правительств (сиречь, к перетасовке колоды истеблишмента) — но они не подрывают основ существования и развития Цивилизации. Они просто паразитируют на ней, вовсе не думая, на самом деле, о создании какого-то «всемирного халифата» (и не имея никакой возможности реально покорять развитые государства). Все подобные планетарные амбиции — это сказочки для «шахидов» низшего уровня, для «пушечного мяса джихада».
Другое дело — индустриально состоятельные государства, располагающие значительными вооружёнными силами. Как показал исторический опыт, их-то столкновения реально влекут многомиллионные человеческие потери, огромные разрушения, причиняют огромный вред экономике. Поэтому никто из здравых людей (которые превалируют в политике и в крупном бизнесе) не хочет больших войн (что бы иное ни рассказывали про «буржуинов-разжигателей» левацкие пропагандисты).
Для избежания таких столкновений после Второй Мировой войны создана была система международного права, в которой основным положением считалось то, что нельзя просто так, по собственной прихоти, ни с кем не консультируясь, взять и хапнуть приглянувшуюся территорию у соседнего государства. Особенно, если оно включено в некую специфическую систему гарантий его безопасности, какую представлял собой Будапештский меморандум. Особенно, если ты сам выступал одним из гарантов по этому документу. А другими — наиболее могущественные державы мира.
Совершая подобный беспредел, как было с Крымом, ты не только нарушаешь свои собственные обязательства в грубейшей форме, не только плюёшь в лицо тем, кто гораздо сильнее тебя — но и демонстративно, нагло попираешь те самые худо-бедно существовавшие и действовавшие основы международной безопасности, столь выстраданные, столь ценные. Показываешь, что они для тебя ничего не значат, что ты признаёшь лишь право силы и ни с кем не намерен считаться.
При таком подходе — естественно, ты становишься врагом номер один для всего не то что «прогрессивного», но хоть сколько-то вменяемого человечества. И не все, конечно, заявят публично, что теперь рассматривают тебя как врага, подлежащего уничтожению, поскольку сочтут это несвоевременным и невыгодным по тем или иным тактическим соображениям (например, они будут рассчитывать стрясти с тебя побольше навара, прежде чем тебя расплющат большие игроки) — но в глубине души думать так будут все. Что ты отморозок, которому не место на глобусе. И гораздо более опасный отморозок, чем какие-нибудь там экстравагантные головорезы из пустыни.
Но именно то, что ты такой опасный отморозок — вынуждает других игроков (как бы они ни были настроены теперь против тебя) действовать осторожно.
То есть, будь во главе США и Великобритании люди вроде Рейгана и Тэтчер — скорее всего, эта крымская авантюра Путина кончилась бы очень быстро. Крейсер «Москва» перегораживает выход украинским кораблям, явным образом нарушая суверенитет Украины? Ну, его бы просто потопили ударом Шестого флота (как аргентинский крейсер «Адмирал Бельграно» в Фолклендском кризисе). И Путин, конечно, поразмазывал бы немножко слёзы и сопли на российском ТВ, запретил бы импорт бейсбольных бит и шотландских волынок, и на этом бы всё кончилось. А какие-нибудь эксперты на американском телевидении многозначительно сказали бы, что «Путин — это такой человек, который ничего не забывает, потому что он из КГБ» — но в целом всем было бы похер, чего он там не забывает.
Однако, во главе буржуйских ведущих стран сейчас не Рейган и не Тэтчер. А вот всякие «мягкотелые либералы», которые показались Кремлю настолько импотентными, что прямо верёвки из них можно вить. Поскольку кремлёвские аналитики вообще не очень понимают, как устроена власть в тех же США. У них довольно пикейножилетные такие представления об этом деле. То есть, они видят, что Обама очень нерешительный человек, к тому же метящий на роль пацифиста — и всерьёз считают, что исключительно он определяет внешнюю политику США в той же мере, в какой российскую внешнюю политику определяет Путин. И Путин, типа, круче, у него, типа, яйца крепче (что, вообще-то, само по себе оспоримо), поэтому «наш ихнего на раз порвёт».
Что Обама вовсе не «царь Америки», что он, даже при своём собственном пофигизме и пацифизме вынужден прислушиваться к другим влиятельным людям — нашим аналитикам сложно понять. Они никогда не жили в том мире, они очень плохо себе представляют его расклады и правила.
И вот действительно, нынешний политический истеблишмент Запада таков, что не склонен рубить с плеча и делать резкие движения, отвечая даже на вопиющие какие-то вызовы. Тем более, когда речь идёт о России, которая совсем недавно считалась скорее союзником, нежели потенциальным противником, и это очень ими приветствовалось. Поэтому они и согласны были закрывать глаза на некоторые малозначительные «имперские» распальцовки, считая это заигрыванием Путина с электоратом.
Но Крым — это уже такое дело, на которое глаза закрыть невозможно. Которому попустительствовать невозможно. Поскольку это именно удар по основам международной безопасности и демонстративный плевок в лицо Цивилизации.
Тем не менее, убедившись, что Путин слетел с катушек — они пожелали узнать, во-первых, до какой степени, а во-вторых, что он реально имеет за душой. Какие козыри для игры — и как он может их разыграть.
Козыря у России, по хорошему счёту, два. Военная сила (включая, в особенности, ядерное оружие) — и поставки газа в Европу.
По второму пункту довольно скоро выяснилось, что Путин с лёгкой душой лишит собственное население качественных сыров и копчёностей, но ни в коем случае не перекроет поставки газа в Европу. Что создало бы изрядные неудобства для экономики ЕС в четырнадцатом — но просто прикончило бы «путиномику» в России. Поскольку это один из немногих источников валютного дохода для Кремлёвских.
Таким образом, подтвердилась экзистенциальная слабость якобы выросшей при Путине российской экономики, когда выяснилось, что она до такой степени зависит от продажи углеводородов.
С другой стороны, стало ясно, что Путин, конечно, лунатик и говнюк, но не в полном смысле маньяк. Что он пытается, конечно, взять на понт своими распальцовками — а на самом деле фуфло всё это. Что это, скорее, Промокашка, а не Фокс (западные эксперты, понятно, другими сравнениями пользуются — но смысл понятен, думаю).
Оставалось им узнать побольше о реальной боеспособности российских вооружённых сил.
Ну, ядерное оружие — это такая штука, что вот сколько ни наносилось массированных ударов им, всегда это сходило с рук лидерам, решившим его применить, только на пользу им шло это решение.
Шучу. Ядерное оружие было применено один раз, и не массированно, и в таких обстоятельствах, когда уже который год шла тотальная война с максимальной ожесточённостью, и применение двух бомб могло быть оправдано суровой арифметикой той войны: убиваем двести тысяч человек неким революционным оружием, от которого нет спасения — и тем самым ломаем волю к сопротивлению очень упорного противника, спасая миллионы жизней, которые пришлось бы потратить, чтобы «принудить его к миру» иными способами.
Что до массированного ядерного удара — да никто толком не знает, какие будут последствия. Понимают только, что мир не будет прежним. Что любые политики и военные, которые пошли на это, — вряд ли сохранят власть в том, что останется от их стран. И потому никто этого не хочет, ядерного апокалипсиса.
В действительности, есть максимум пара десятков людей в каждой из стран, обладающих ядерным оружием, которые знают, по какой схеме возможен реальный запуск ракет — но они этого, естественно, не расскажут широкой публике. И там задействованы такие предохранительные механизмы против случайного пуска, что, есть мнение, реально невозможен даже ответный удар в том случае, когда твои спутники засекли старт вражеских баллистических ракет. Уж тем более — когда обнаружен старт ракет с подлодок, предположительно, по твоим шахтам. И это могут быть неядерные боеголовки, это может быть обезоруживающий удар — и кто возьмёт в этом случае на себя ответственность за ядерный удар по городам США, когда на самом деле ты даже не знаешь, чьи это подлодки, с которых сейчас пошли ракеты в Сибирь?
В общем, всё, что касается применения ядерного оружия, тем более массированно — это очень такая гипотетическая фигня. И реальность очень далека от обывательских представлений, что вот есть у президента чемоданчик, а в нём есть красная кнопочка, и он может превратить этот мир в радиоактивный пепел, когда у него выдастся плохое настроение. Это было бы безумием, замыкать судьбы мира на одного человека, который, каким бы он там президентом ни был, может просто сойти с ума. А как на самом деле принимается и проводится решение о пуске — это чуть ли не самая главная государственная тайна, и если кто-то говорит вам, будто знает эту систему — можно смело и сразу нахер посылать.
Ну и понятное дело, Цивилизацию раздражают намёки российских политиков (и пропагандонов) на готовность применить ядерное оружие, это считается очень дурным тоном, делать такие намёки — но все понимают, что это-то несерьёзно.
Поэтому стали присматриваться к тому, что из себя представляет Россия в плане обычных, неядерных вооружений.
В Крыму — это смотрелось будто бы круто. Вежливые мальчики-спецназовцы в моднявых штанишках и курточках, которые практически без единого выстрела тот Крым отжали. Да, блестящая операция — против оппонента, который и не мог оказать сколько-нибудь значительного сопротивления по причине сурового кризиса власти, кризиса управления, кризиса доверия между политическим корпусом и вооружёнными силами.
А дальше, на Донбассе — у России была возможность показать какие-то современные свои военные средства (столь расхваливаемые в околовоенной пропаганде).
Изначально — Россия не использовала там свою армию и даже не поставляла тяжёлые вооружения «донбасским повстанцам», но вот ожидалось, что она хотя бы средствами связи с какой-то защитой снабдит свою агентуру вроде Гиркина.
Но — нет. Их переговоры — прекрасным образом перехватывала СБУ. Вот эта нищая украинская спецслужба, которую государство в чёрном теле держало, которая насквозь пронизана была агентурой ФСБ — тем не менее она оказалась способна перехватывать беседы, скажем, Гиркина с Бородаем по поводу расстрела переговорной группы из высокопоставленных украинских альфовцев и ментов 13 апреля, когда, собственно, началась АТО, и они там пытались выяснить обстановку в Славянске, а их гиркинская ДРГ покрошила.
Признаться, когда украинцы выложили запись этой беседы «На пятёрочку отработали, там какие-то «весовые» были» — я снисходительно усмехнулся: «Ну да. Что ещё остаётся СБУ, в отсутствии успехов, как ни стряпать такие вот фейки, будто бы они способны перехватывать переговоры главаря диверсантов-инсургентов со своим московским куратором? Да как будто защитить так сложно те переговоры? Уж на это-то — сподобится что ГРУ, что ФСБ, на защищённый канал связи».
Тогда, замечу, ещё не были известны имена ни Гиркина, ни Бородая. И украинский слив их беседы шёл как «предположительно какой-то главарь террористов, предположительно какой-то его куратор».
А потом они уже всплыли, стали «медийными» фигурами — и стало ясно, что та запись, сделанная СБУ — это не фейк. Там реально голоса Гиркина и Бородая, это реальный перехват, сделанный, когда СБУ ещё не знала, кого именно она перехватила.
Вот от этого — отпала челюсть. Не у одного меня. Ну потому что это невозможно было предположить, что держава, претендующая на «перворанговость», бросившая вызов мировым лидером — вот на таком пещерном уровне обеспечивает технически важные для себя операции. Так, что каналы её агентуры на Донбасе нищее, ушатанное СБУ прослушивает и записывает только в путь. И потом ведь много было ещё опубликовано перехватов бесед тамошних вожачков «русской весны». И по Боингу сбитому, и по другим темам — и всё это не было фейками. Всё это было из серии «дураки и не лечатся». В смысле, не криптуют, не защищают свои каналы связи.
Ну а когда у тебя эфирная связь не защищена от перехвата — о чём вообще можно говорить? Это азбука, что первым делом нужно защищать связь. Оказалось, что Россия не способна это делать по-прежнему. Вот как в Чеченские войны боевики слушали переговоры российских штабов между собой как концерт симфонической музыки — так и сейчас, выходит.
Но при этом пропагандоны вещают: «Не, не, у нас очень далеко продвинулась электроника, у нас созданы уникальные образцы, не имеющие аналогов в мире».
Да, не имеющие. Средства РЭБ, которые нихера не могут заглушить даже никак не защищённый канал украинского беспилотника. Поэтому, собственно, Украина в этом конфликте довольно быстро освоила производство и использование беспилотников (в том числе — частные разработки энтузиастов), и, говоря честно, вскоре оказалась на голову выше того, что могла предложить в этом деле Российская Армия, по-прежнему использующая клоны израильских образцов двадцатилетней давности.
Средства контрбатарейной борьбы, вроде «Аистёнка», который совсем почти как пиндосские «антипки», с той только разницей, что довольно хреново определяет траекторию снаряда в воздухе и, соответственно, вычисляет место пуска. Тоже — «не имеющий аналогов».
Ну и вообще, что касается артиллерии, средств корректировки её огня, эффективности взаимодействия — тут украинцы были на две головы выше. Они вступили в эту войну очень расхлябанными — но они быстро подтянулись. Они быстро учатся использовать современные средства, в разы увеличивающие эффективность работы даже старого оружия (но собственно гаубицы по своим чисто физическим параметрам точности — очень мало изменились за последние лет семьдесят; они и тогда могли лупить за двадцать километров в круг метров двадцать, в принципе; весь вопрос в точности наведения).
Российская сторона — вот она исторически имеет такую репутацию, что нихера ничему не учится и не желает учиться, пока совсем уж жареный петух не клюнет. Каковая репутация в этом конфликте и подтвердилась.
Да, когда напрямую вмешалась Российская Армия, в августе прошлого года — она, конечно, потеснила ВСУ, а кое-где и нанесла серьёзные поражения (Иловайск). Но это было тупо подавление массой. Сначала с российской территории (куда нельзя отвечать) вёлся обстрел гаубицами, градами, ураганами, смерчами с кассетным боеприпасом, даже Точками-У — потом через разрыхлённые и деморализованные порядки украинцев в сектор Д вошли элитные батальонно-тактические группы и действительно подрубили острие украинской южной группировки, нацеленной на окружение Донецка по линии Дебальцево-Шахтёрск-Иловайск.
Но и эта операция Российской Армии, с привлечением всех средств, помимо авиации, на самом деле не была такой уж блестящей. Да, окружение донецко-горловской группировки «ДНР» они сорвали, навалившись всей массой, но при этом понесли изрядные потери, а десяток псковских десантников аж «заблудился в плен». На луганском же направлении действия Российской Армии против ВСУ — были вовсе не столь впечатляющими, там максимум, чего удалось достичь — выдавливание украинцев к северу, ну и фронт стабилизировался на Счастье.
За всеми этими событиями — очень пристально наблюдали всякие серьёзные мужчины, желавшие оценить реальный военный потенциал России. И сказать, что он их не впечатлил — это очень мягко выразиться.
Помнится, года три назад я сказал в беседе с одним зарубежным коллегой: «В случае конфликта, рота нашего «Мицара» нейтрализует Таманскую дивизию за полчаса. И мы даже никого не убьём».
Он тогда выразил скепсис: «Да ладно! Конечно, ваш «Мицар» — это очень элитная и хорошо оснащённая бригада, но ведь и русская Таманская дивизия — тоже считается элитной. Она не может утратить организованность только потому, что вы захватите штаб».
После же Донбасских событий он сказал: «Ты, вероятно, имел в виду не роту, а взвод?»
Да, теперь — так будет вернее. И мы внесли коррективы в свой план нейтрализации частей РА на случай крайне нежелательного, крайне стрёмного прямого конфликта между нами (той Корпорацией, к которой я имею честь принадлежать) и российским государством. Разумеется, мы не хотим убивать русских мальчишек, которые в тех дивизиях служат, но, естественно, имеем планы, как бы застопорить эту военную машину, если дело дойдёт до того. Оказалось, что это даже более бестолковая военная машина, нежели кто-то мог думать ранее.
Но ладно, то была как бы «гибридная» война, на Донбассе, где Россия не задействовала свой главный козырь, превосходство в воздухе.
В Сирии — задействовала. И российскую аудиторию это могло впечатлить («Ну, самолётики летают, бомбочки роняют, бац-бац — круто!»), на остальных же наблюдателей это произвело гнетущее впечатление: «Ой, грусть-печаль, прошлый век. И вот с этим вы сунулись чего-то качать на международной арене?»
Untitled-1
Апофеозом, конечно, стала заявка России на обладание крылатыми ракетами большой дальности, которая была исполнена так, что всем стало ясно: у России нет на самом деле ничего, что соответствовало бы требованиям, предъявляемым к cruise missile (способность «прилипать» к рельефу на сверхмалых высотах) и вряд ли есть экономичные движки для хоть каких-то ракет большой дальности с достаточно осмысленной боевой частью.
Как сказал, опять же, один забугорный коллега: «Мы всё гадали, насколько русские продвинулись от советского уровня военных технологий. Естественно, мы предполагали, что не так далеко, как вещает их пропаганда. Но вот что фактически деградировали от того уровня — это для нас стало сюрпризом».
Так миру была явлена не только дурь путинского режима, но и немощь его.
И, вернёмся в начало: после такой хамской аннексии Крыма — Россия стала врагом №1 для Цивилизации. По крайней мере, путинская Россия, но может быть, и Россия вообще, когда она регулярно порождает агрессивных недоумков, мешающих жить людям.
После чего последовало некоторое осторожное прощупывание России: насколько это угроза в военном и экономическом плане, на что она вообще способна, какие неудобства может создать?
Выяснилось, что нихрена она не может создать никаких неудобств, а в военном отношении — немощная и дико отсталая.
Поэтому сейчас Цивилизация переходит в контрнаступление.
Но это, конечно, не выглядит так, что, мол, ты вот, Эрдоган, пальни-ка по русскому самолётику, а вы там на Украине — перекройте липиздричество Крыму. Нет вот такого центра (в Вашингтоне), который бы дирижировал этим антироссийским оркестром.
Есть просто понимание, что если ты чего-то сделаешь против России — то она сама хрен чего сделает тебе в ответ, и не будет тебе осуждения со стороны ведущих держав, которые были бы заинтересованы в сохранении союзнических отношений с русскими.
Ну и естественно, что Турция, что Украина — консультировались с «реально крутыми пацанами» за океаном, как бы те отреагировали на враждебные действия в отношении России, когда она их задолбала.
И с той стороны океана — конечно, никто не скажет: «А вот и сбейте русский самолётик» или «А вот и обесточьте Крым». Они скажут что-то вроде: «Мы считаем, что всякая нация имеет право на защиту своего суверенного пространства, любыми законными способами». И это будет кардинально отличаться от заявления: «Мы считаем, что, несмотря на все сложности, желательно всемерно воздерживаться от таких действий, которые могли бы привести к эскалации напряжённости с русскими».
Рискну предположить, вот дана была отмашка из «Вашингтонского обкома» того рода, что чихать мы теперь хотели на эскалацию отношений с русскими, поскольку «они взвешены и найдены легковесными».
А значит — Турция сбивает российский бомбер, после многих предупреждений, когда задолбали уже русские бомбить туркоманов у границы, которых Эрдоган должен был бы защищить, иначе потеряет у своего электората.
И естественно, Турция просчитала реакцию российской стороны. Немножко поскулить, попричитать о «ноже в спину», запретить чартерные рейсы туда (только чартерные, ибо не Аэрофлот же прибыли лишать), ограничить доступ на российский рынок турецкой курятины и помидоров. Это очень страшно для Турции, когда у неё миллионы беженцев, их нужно кормить, и ЕС оплачивает их прокорм — вот на них-то и пойдут куры да помидоры.
Ну и уж тем более просчитывалось, что Россия не перекроет поставки газа в Турцию. Ибо это — святое, валютная выручка Газпрома. А когда так — Эрдоган и десять российских самолётов собьёт, прекрасно зная, что никакой опасной для него реакции со стороны Кремля не будет.
То же, в общем-то, и блокада Крыма.
Иные наши журналисты, типа даже оппозиционные, пишут глупости вроде: «Ну вот Порошенко такой слабый президент, что не может контролировать своих экстремистов, которые подрывают опоры ЛЭП и не подпускают ремонтников».
Ага. Он «Свободу» после инцидента с гранатой у Рады — раздербанил только в путь. Он серьёзные меры предпринял против Правого Сектора после Мукачёвского инцидента. Он против Корбана и его друзей бросил 500 избушников, явно рискуя поссориться с группировкой Коломойского, когда Приват-банк — системообразующий в Украине.
А тут — он не может очистить место ремонта ЛЭП?
Да не смешите мои трусы!
Естественно, это санкционированная Киевом акция, обесточка Крыма. Но вот так немножко скрытно, немножко исподтишка, прикрываясь «экстремистами, с которыми ничего нельзя поделать». Да, элемент «гибридной войны», которую не Украина начала, но пользуется своим правом отвечать на подлость — хитростью.
И, опять же, не могло быть такого разговора, где бы президенту Порошенко сказали в Вашингтоне: «А вы им Крым обесточьте!»
Но мог быть такой разговор, где бы Порошенко зондировал почву, выявлял бы, какая может быть реакция на блокаду Крыма, и ему бы сказали: «Мы считаем, что всякая нация имеет право защищать свой суверенитет любыми законными средствами».
По поводу этой блокады ещё очень часто повторяют российские политики (от Путина начиная) и пропагандоны: «И вот так-то хохлы намерены завоевать симпатии крымчан, чтобы вернуть себе полуостров?» (Выражение лица — губки куриной жопкой).
Нет, естественно. Уже давно никто не пытается завладеть симпатиями крымчан и повернуть их мнение в свою пользу. По той причине, что давно уже никому в этом мире нахер не интересно мнение крымчан и их симпатии. Их мнение и их симпатии — совершенно не релевантны к судьбе Крыма. Вот эти все потасканные старые кошёлки, которые в марте 2014 вопили, как они рады вернуться домой, как они мечтают сдохнуть в Совке, как украинским солдатам в своих казармах лучше не выключать свет, чтобы русским снайперам было удобнее работать — да кому это говно нахер нужно? И кому какое дело до того, что оно там себе думает?
Я уже писал, что с точки зрения Украины — крайне невыгодно возвращать Крым, пока там есть такой электорат.
Поэтому их акция по обесточке — она не направлена на возврат Крыма. Она направлена — против России. С целью показать, лишний раз, насколько бестолкова и ничтожна эта путинская Россия. Что вот полтора с лихом года она хозяйничает в Крыму, и более чем предсказуемо было отключение всех коммуникаций с материка — но нихера не было сделано, чтобы парировать такую угрозу.
Ну а когда сейчас в авральном порядке Россия что-то делает для обеспечения Крыма — так это тоже элемент войны против России. Заставить противника тратить дополнительные ресурсы, которые у него истощаются.
Ибо Россия, при Путине, — да, она воспринимается как противник в той войне, которая идёт полным ходом (хотя и никем не объявлена официально), и этого противника нужно то макать мордой в дерьмо, показывая его немощность, то вгонять в дополнительные экономические расходы, подрывая его экономику.
Это очень логично — и это ровно то, что идёт сейчас (а дальше — только нарастать будет).
Да, идёт всесторонняя контратака на Россию, когда стало окончательно ясно, что никакой настоящей силы у России нет, одни только понты щенячьи, что во главе стоит реально Хуйло, претендующее на звание «Главный лузер в истории», а вот врагом Человечества — она уже себя сделала.
Выправить эту ситуацию, чтобы Россию попросту не уничтожили, — можно только в том случае, если Россия перестанет ассоциироваться с Путиным и с его политикой. Надёжно перестанет ассоциироваться. Гарантированно. Так, чтобы всем соседям стало ясно: Россия уже никогда не будет пытаться вмешиваться в их внутренние дела, не будет им угрожать.
Если Россия, избавившись от Путинщины, не сможет этого внятно гарантировать — её просто уничтожат. Как государство, не оправдавшее надежд, не способное распорядиться щедро выданными авансами. Не способное к мирному и цивилизованному сосуществованию.
Я надеюсь, правда, что мы похороним проект «Московия-Третий Рим», в одной могиле с «Путинщиной» — и здесь возродится «Новгородчина». Вольная торговая республика, основанная на здравом смысле, где государство воспринимается как обслуга частных интересов, а не как сакральное «Наше Всё».
artyom_ferrier. Звенья одной цепи




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting