Блоги. Бурштыновые фавелы

01.Апрель.2016

Некоторые вещи в нашей стране граждане воспринимают как данность. Как краеугольный камень мироздания, как дрейф материков или как рассвет. Как краеугольный камень мироздания, как дрейф материков или как рассвет. Должно быть, ведь всегда, сколько себя помню, так было, а значит, и сейчас должно быть.

Это наследие благостного Советского Союза, когда всё было бесплатное и всем отсыпали без меры. От подобной щедрости в советских магазинах сначала закончилась колбаса, потом хлеб, потом всё, а потом закончился и сам Советский Союз. Наследие Совка было тщательно закреплено за 25 лет безвременья уже во время независимой Украины.

Воспринимать некоторые вещи как нечто само собой разумеющееся – это ужасная ошибка.

Однако сейчас многие сограждане, наблюдая разрушающиеся и развеивающиеся, как дым, правила и институты, которые они считали естественными, впадают в депрессию. И речь не о бабушках, которые привыкли к солидарной пенсионной системе, не о шахтёрах, которые привыкли к регрессам и дотациям. Я сейчас пишу для креативного класса и прочих всяких развитых людей, которые смазывают лыжи на ПМЖ в Европу или ещё куда. Для урбанистов, которым норма – круглосуточное энергоснабжение или централизованная подача горячей (а даже и холодной) воды.

Да, да, это текст для тебя, херов ты хипсторский нытик.

И наблюдая как то, что считалось для тебя привычным, идёт папизже, начинаешь вслед за тётей Таней повторять про разложение государственности, фейлед стейт, диктатуру и прочие сказки.

Прежде чем читать эту статью, давайте запомним одну очень важную цифру.

ВВП Украины на душу населения в 2013 году, то есть до падения курса доллара – 3900 долларов. В 2015 – 2000 долларов. Понятно, что с учётом паритета покупательной способности и теневой экономики эта цифра немного выше, но в нашем случае это второстепенно, потому как само собой разумеющиеся блага они за счёт бюджета идут, а в бюджете всё только белое.

Приступим.

Вы знаете, что армия вас не защитит? Никакая армия.

Вот, смотрите, это – Израиль – ВВП на душу населения порядка 38 тыс. долларов. В десять раз больше нашего. Затраты Израиля на армию, спецслужбы и МВД – колоссальные, при этом Израиль на четвёртом в мире месте по экспорту вооружения. В Израиле на боевом дежурстве стоят самые передовые в мире противоракетные системы, а служба в армии – дело обязательное для всех, включая женщин (но для них есть поблажки) и исключая арабов и ортодоксов. Военная помощь США Израилю в лучшие годы составляла примерно половину военного бюджета, то есть около трёх миллиардов долларов. Безвозвратной помощи в год Израилю на армию только США давали больше, чем нам может быть в долг даст МВФ на всю страну. При том, что того Израиля по площади меньше, чем Киевской области, и не намного больше по населению.

А вот, смотрите, это город Ашдод. Крупный туристический центр, крупный промышленный центр, самый крупный логистический центр Израиля, самый крупный порт, 212 тысяч населения (пятый в стране). Кстати, город – побратим Запорожья.

А вот бомбоубежище на пляже в Ашдоде.

Ещё раз.

Бомбоубежище на пляже.

Подлетное время от палестинских орков до Ашдода – 50 секунд. Есть надежда на противобаллистическую систему «Железный Купол», но гарантии нет. Если орки правильно рассчитают пуск, если разведка проспит, то прилетит будь здоров. Кроме того, «Железный купол» сбивает только то, что летит в жилые районы – ракеты очень дорогие. Дорога через пустыню – это не жилой и не густонаселённый район. Да, да, да, противоракетная система и не рассчитана на то, чтобы спасать всех без исключения.

А вот Сдерот. 25 тысяч населения. Между звуком сирены и падением ракеты здесь 15 секунд.

15 секунд.

Здесь каждая почти детская площадка спроектирована как убежище. Смотрите.

Каждая остановка спроектирована как бомбоубежище или как огневая точка.

В каждой школе, в каждом государственном учреждении, в каждом офисе и в каждом доме – везде бомбоубежища.

Одна комната в новых домах – бомбоубежище со специальными стенами и перекрытиями. Если дом старый, под бомбоубежище переоборудована лестничная площадка или подвал. Или и то, и то.

В Сдероте так много бомбоубежищ, что их даже стараются креативно раскрашивать, чтобы ландшафт не выглядел угрюмым.

Когда звучит сирена, никто тут не ноет, что он платит налоги на армию, что пусть сын Нитаньяху воюет, что Айзенкот или Моше Яалон развалили армию, что Халуц натендерил или ещё какую херню. Тут все быстро бегут и ныряют в бомбоубежище. Потому что знают цену миру и войне, цену времени и цену промедления. Знают цену своей жизни. Знают, что если ты сам тупишь, то армия тебя не спасёт, потому что нельзя спасти всех и всегда.

Люди выскакивают из ванной в полотенце, выпрыгивают из машины на откос обочины, вжимаются в любую ямку. Взрослые накрывают собой детей, если до укрытия не добежать и сирена застала тебя на открытом пространстве.

Когда в Израиле в очередной раз вспыхнет война, а орки начнут запускать сотни ракет, часть резервистов из Ашдода и Сдерота станут под ружьё, а те, кто останется дома, будут помогать армейцам носками, едой, водой – самой боеспособной армии региона с астрономическим бюджетом – потому что ни одна война по плану не идёт. Потому что всегда будут ошибки и проблемы.

Жители Израиля в зоне подлёта знают, что мир и безопасность не являются само собой разумеющейся вещью, даже если у тебя самая крутая в регионе армия, самая лучшая в мире противоракетная система и огромный военный бюджет.

Причём за этот мир и безопасность израильтяне платят каждый день.

Сколько все наслушались нытья из-за введения пропускной системы с оккупированными территориями или вариантов торговой блокады. Тут и про право свободно перемещаться по стране вспомнили, и про граждан второго сорта из-за прописки поговорили, и про многие другие вещи. Отрицать не будем: всё вышеперечисленное – это проблемы, которые нужно обговаривать и нужно решать. Однако.

Чтобы «все граждане были равны», это тоже не само собой разумеющаяся штука в государстве, надо очень долго работать. И свобода перемещения тоже не сама собой разумеющаяся штука. Так, в Израиле есть территории, на которых вполне официально написано, что это закрытые для евреев территории. Muslim only. Сдали продажные отцы нации Землю Обетованную муслимам – срочно все на Майдан.

И блокпосты в Израиле с проверкой документов натыканы везде. И металлодетекторы перед входом в каждый торговый центр. А про аэропорты вообще молчу.

Израиль перекрыл Газе все порты и до сих пор, в том числе и авиабомбардировками, предотвращает любые попытки построить там электростанцию (при этом надо признать само электричество исправно поставляет бесплатно).

А вы знаете, что распространение государственной власти на всю территории страны или, например, муниципальной власти на всю территории муниципальной единицы – это тоже не само собой разумеющаяся вещь?

Израиль, например, контролирует 100% своей границы, но не 100% своей территории. Десятилетиями. И как-то живёт. Является ли отсутствие контроля над 100% своей территории признаком несостоятельного государства?

Судя по Израилю, точно нет. Но чего это мы всё про Израиль. Давайте посмотрим на другие страны.

Так, после терактов в Париже внезапно выяснилось, что по всей Европе есть куча мест под названием «no-go area» или «no-go zone». Так, к таким местам относят, например, район Брюсселя под названием Синт-Янс-Моленбек. И это не пустые слова. Министр иностранных дел Бельгии признал, что Бельгия не контролирует, по сути, этот район и террористы оттуда стали серьёзной проблемой. Ещё бы, ведь жители этого района устроили ноябрьские теракты во Франции на Стад де Франс.

Не Бельгией единой. В Дании в городе Оденс есть район Vollsmose, а в Копенгагене – район Nørrebro. Не надо туда ходить, дружок, тебе там будут не рады.

В Иль-де-Франс в Сен-Сен-Дени есть La Courneuve. Полиция туда не ходит по ночам, и ты не ходи. Есть районы Марселя, в которых тебе лучше не бывать.

В Стокгольме есть Rinkeby.

Начальник полиции Германии Bernhard Witthaut в 2011 году открыто признавался, что в Германии есть районы, куда «полиция боится заходить».

Помните знаменитый город Коулун в Гонконге? Вот оно обиталище Триад. Туда тоже не было доступа правоохранительным органам, пока его просто не расселили и не снесли к чертям. Двадцать лет Триады делали всё, что хотели.

Даже в США есть районы, которые полиция в официальных отчётах указывает как «no-go area». Когда два британских туриста в Sarasota, штат Флорида, забрели не туда, полиция и власти над их трупами вели разговор не о том, что ах-ах, сраная Америкашка «теряет государственность». И не о том, что хипсторы и социалисты доокупаились, и не о том, что Обама или Буш – гады и довели страну до развала. А лишь о том, почему «no-go area» не отделена от приличных мест, и о том, нельзя ли как-то маркировать для туристов места, куда можно ходить и куда нельзя. Практичные ребята, не правда ли?

Ну что, есть ещё желающие рассказать мне о том, что бурштыновые республики – это последствия Майдана? Или что это признак «потери государственности»?

Только тоталитарная власть добивает своим воздействием на всю территорию государства (и никому это не нравится, потому что первым делом они добивают до твоей квартиры). Во всех остальных случаях всегда остаются проблемные зоны, которые во времена роста, упадка, да и вообще любых перемен показывают свой норов.

И тут можно начать говорить не о США, которые вообще уникальная страна. И не о Европе с её миграционными проблемами. Есть в мире страна, в которой «no-go area» обширны и имеют своё название. В этой стране эмигрантов мало, экономическая ситуация умеренно положительна, а власть стабильна (ну, в последнее время).

Добро пожаловать в Бразилию (11 200 долларов ВВП на душу населения) и в её знаменитые фавелы (ударение на второй слог). Фавелами в Бразилии называются трущобы, как правило, расположенные на склонах гор над крупными городами. Эти трущобы часто-густо не подключены к электросети, не подключены к водопроводу и канализации, туда не ходит муниципальный общественный транспорт. Часто туда вообще не ведут никакие дороги, добраться можно только пешком по рядам ступенек. Естественно, в большинство этих трущоб нет никакого хода полицейским патрулям. Местное население фавелы представляет собой коммуну, руководит коммуной часто местный наркобарон или криминальный авторитет. Сотрудничество с полицией не поощряется.

Почти каждая коммуна в фавеле избирает себе президента. Так его и зовут – президент фавелы, почти официальный титул, хотя вы понимаете, кто его занимает.

По некоторым оценкам, в фавелах живёт 6% населения Бразилии – 11 млн человек. Всего фавел на 2010 год насчитывалось более шести тысяч. Шесть тысяч президентов, шесть тысяч фавеловых республик, живущих по своим понятиям. Есть такие, в которых можно спокойно ходить днём, есть такие, где тебя убьют за косой взгляд или случайно во время перестрелки.

Наркотики, футбол, самба и стекающие вниз по горам нечистоты. Обрушение самостроя после сильных дождей. До больницы 700 ступенек вниз.

Война официальных властей Бразилии с фавелами продолжается больше полутора сотен лет без всякого успеха. В Бразилии в Рио-де-Жанейро есть особый спецназ военной полиции под названием BOPE. Эти ребята – настоящие каратели, без дураков. Их учат убивать и умирать без сомнений. Как и положено нормальным карателям, у них есть техника для сноса баррикад и строений. Как и положено нормальным картелям, они не были особо известны, пока о них не стали снимать фильмы, выигрывающие Берлинские кинофестивали.

Броня, гранатомёты, С-4, если надо, армейская поддержка с вертолётов. У этих ребят девиз – «Нож в череп», и именно эта картинка на шевроне и на боках бронетехники. Среди их задач ликвидация наркобаронов. Они убийцы. Но когда гражданская полиция идёт в фавелу и всё начинает идти не по плану, зовут этих ребят.

Местные отвечают соответственно. Осведомителей военной полиции зовут «собаками», их ищут и убивают. Любой местный во время полицейской операции BOPE или отстреливается, или стоит, воткнув голову в стену с задранной одеждой, чтобы показать, что у него оружия нет. Спецназ стреляет без предупреждения. Разбирательств по поводу излишних смертей никто не проводит. Мирные жители фавел часто гибнут от шальной пули во время перестрелок. И, тем не менее, несмотря на жёсткий отбор, отличное обмундирование, серьёзные тренировки, спецназ военной полиции теряет по 10 человек в год.

После того как Бразилии досталось проведение чемпионата по футболу и олимпиады, бывший радикал и террорист, а теперь Президент Бразилии Дилма Русеф решила разобраться с фавелами. В дополнение к полиции были созданы отряды миротворческой полиции (UPP). Теперь, когда уходит спецназ, в фавеле оставляют значительные силы миротворческой полиции для «пацификации района». Типичная карательная тактика, но бороться с фавелами можно только так. UPP патрулируют улицы в полном боевом.

Ни о каких демократических процедурах речи не идёт. Жители новоосвобождённых фавел, даже если они имеют легальную работу, всё равно ощущают себя гражданами второго сорта. Впрочем, у них есть солидный бонус. Те, кто сможет доказать своё право на владение жильём, очень сильно разбогатеют – цены на жильё в мирных фавелах взлетают в десятки раз и более.

Дилма ставит реальные цели. Она не пытается победить наркомафию или фавелы. Сейчас Бразилия просто проводит операции по пацификации фавел и операции по вытеснению преступности из крупных городов. Это не решение проблемы, а просто попытка убрать самые яркие симптомы с глаз. Так, например, из-за войны банд часто в Рио перекрывалась дорога в аэропорт. Во время чемпионата подобного допустить, конечно, нельзя. Да и массовые ограбления на пляже Копакабана не придают шарма Рио. Пиратские захваты частных или прокатных яхт в бухте – тоже.

В результате договорняка в ноябре 2011 властями была взята под контроль самая крупная фавела Бразилии под названием Росинья, там проживало более 200 тысяч человек – Черновцы практически. Наркомафия начала эвакуацию из района почти за неделю до начала операции. И, тем не менее, в Росинью входили сотни солдат армейского спецназа, морской пехоты, BOPE и длинные колонны бронетехники. Заодно была взята соседняя всемирно известная фавела под названием Видигал, там одни из самых лучших видов в Рио. Дилма гордится тем, что фавела Росинья была взята без единого выстрела. Впрочем, во время эвакуации на блокпосте (да, да, войны нет, а стреляют в того, кто быстро руки не поднял, и блокпосты есть) арестовали местного наркобарона Антонио Франсиско Бонфима Лопеса. Говорят, что в багажнике машины с дипломатическими номерами.

За год перед этим в ноябре 2010 спецназ входил в фавелу Вила-Крузейро – 25 погибших в результате штурма и несколько сотен арестованных.

Дилма как социалист отлично понимает социальную проблематику фавел. Власти Рио теперь поставляют в окрестные фавелы электричество, воду и даже провели беспроводной интернет. Строят фуникулёры и улучшают инфраструктуру. Строят школы и больницы. Полиция и спецназ – это последний и заключительный этап. По крайней мере, на этом этапе борьбы.

Наркомафия не зря идёт на сотрудничество с властями. Наркобароны преследуют свои цели. Во-первых, после пацификации фавелы, в ней начинает расти не только стоимость жилья, но и стоимость аренды этого жилья. Кроме того, туда заходят девелоперы, там начинают строить клубы, рестораны, отели, магазины и так далее. Район становится приличным, там дорого жить и голытьба с небогатыми гражданами вынуждена уезжать оттуда. Как результат, в фавелах, которые находятся дальше от центров крупных городов (и всё ещё остаются под контролем наркомафии), серьёзно растёт плотность населения. Во-вторых, наркомафия не теряет рынков, стремительно мутируя. Продавать крэк и героин можно и туристам в своих бывших зонах влияния, а лаборатории и склады можно держать в контролируемых фавелах. В-третьих, наркобароны отлично понимают, что содержать огромный штат UPP с приличными зарплатами, исключающими подкуп, всё время нельзя. Это временное решение. Они надеются, что, после окончания олимпиады, наступит реакция, и они получат все прибыли, без потерь. И не зря так думают.

Как вы видите, у Бразилии огромные и потенциально неразрешимые проблемы. Власть не контролирует значительную часть муниципальных территорий и миллионы своих граждан. На неконтролируемых территориях – смерти, криминал. Там запущена самовопроизводящаяся система ненависти и насилия. Как вы видите, правоохранительные органы и власти в Бразилии страшно коррумпированы, и для преодоления этого нужен матёрый спецназ, на зверства которого приходится закрывать глаза. Как вы видите, пламенный социалист и антикоррупционер Дилма Русеф сейчас находится под угрозой импичмента из-за серьёзных обвинений в коррупции во время своего руководства бразильскими госкомпаниями.

При этом в этой стране ВВП на душу населения в три раза выше нашего.

Однако никто не говорит, что Бразилия теряет государственность. Никто не говорит, что Дилма и Лулу довели страну (хотя довели). Просто при Дилме проблему, наконец, начали пытаться осознать и решать.

Это жизнь, это борьба. А решение проблем – это больно.

Да, когда ты привык к тому, что государство контролирует 100% территории и 100% своей границы, осознание того, что это не так, способно пошатнуть готовность к борьбе и веру в будущее у любого. Я вижу это у десятков моих сограждан сейчас. Я видел это тогда, когда курс добирался до тридцати гривен за доллар.

Однако если посмотреть вокруг, легко понять, что, в общем-то, в мире подобное – обычное дело. Болезни роста (а фавелы – это именно болезнь роста) в том или ином виде сопровождают всех.

Каждый сам решает, что ему ближе. Эмиграция, продвижение к кладбищу в белой простыне или борьба. Это действительно выбор каждого. Помните, что мы не первые на этом пути и не последние. Помните, что большинства проблем мы не решим даже при самом благоприятном исходе. Всё равно наше решение будет выглядеть как вялое продвижение в ожидании реакции. А потом ещё один рывок и ещё один. И ещё. И так без конца.

Жизнь – это борьба.

Альтернативой является тактика не замечать проблему, пока проблема не сообщит тебе, что в этом районе не надо ходить. Тут ёлку будут ставить. Или народную республику. Или халифат.

Я уже вижу вал реакции, накатывающий на остатки гражданского общества в нашей стране, я вижу, как захлёбываются или продаются вчерашние активисты. Я вижу, как всё это сопровождается информационной кампанией об утрате государственности и потере управления.

Как мне кажется, отрицать проблемы – глупо, но и не стоит думать, что мы стоим перед лицом каких-то космического масштаба уникальных проблем. Совсем нет.

Украина – обычная страна, только соседи хреновые. И проблемы у нас, по сути, обычные. Всё это уже было по всему миру не один раз.

Держитесь друг друга и не отчаивайтесь. Нам нужно быть стойкими ровно на день дольше, чем нашим врагам.

_________________________

АВТОР:

Антон Швец для Петр и Мазепа

=========================




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting