Клин только клином!

19.Август.2018

Давно это было, уже лет 10-15 назад. В одном чисто академическом споре возник вопрос о том, зачем вообще нужны атомные подводные ракетоносцы. Простой ответ можно найти на просторах Сети, но суть спора была чисто дилетантской и потому – предполагающей задавать странные вопросы.

Это как раз был тот вариант, когда лучше с умным потерять, чем с дураком – найти. Все началось с того, что человечество истратило на ядерное оружие гигантские суммы и в результате получило инструмент, с помощью которого невозможно получить победу в том классическом варианте. В самом деле, эпоха быстрого наращивания ядерных вооружений пришлась на противостояние совка и США. По сути – это была гонка, в которой то одна, то другая сторона вырывалась вперед и отстающая сторона всячески старалась добиться паритета. Сначала гандикап оказался у США, а потом совок опередил Штаты по мощности термоядерных устройств, которые были испытаны в натуре.

Только много позже стало понятно, что Штаты просто остановились в наращивании мощности ядерных устройств, поскольку это утратило смысл, а до совка это дошло позже и он успел бахнуть свою «Царь-бомбу», прежде чем и там поняли, что оружие поучилось ущербным.

ВВС США

Фото: Reuters

В самом деле победа, как ее понимали военные от Сунь Цзы до фон Клаузевица, состоит в преодолении военного сопротивления противника при овладении его ресурсами, коими является территория, коммуникации, материальные ресурсы, производственные мощности, плодородные земли, умелое население, наконец. То есть, победа является окончанием военной фазы стремления овладеть ресурсами.
Противостояние же совка и Штатов не предполагало джентльменского обмена ядерными ударами в формате, например: не более трех боеголовок по 100 килотонн каждая, и не больше, чем по трем военным объектам. Изначально обе стороны планировали массированное применение ЯО, практически всем уцелевшим арсеналом. Вернее, каждая из сторон полагала, что противник нанесет удар первым, или запустит ракеты для нанесения удара, или начнет действия, которые ведут к применению ЯО и тогда запускается собственная процедура применения ядерного оружия. Понятно, что основными целями обоих противников как раз и были места базирования или хранения ЯО, а потом – остальная инфраструктура. При этом допускалось, что часть боеголовок противника поразит собственные объекты и потому ответ должен был гарантировать уничтожение противника только частью собственного потенциала, который уцелел от удара противника. В конце концов, мощности ядерного оружия каждой из сторон стало хватать на многократное уничтожение противника или гарантированное уничтожение только частью своего ядерного потенциала.

Однако сами создатели ядерного оружия указали на сопутствующий ущерб, связанный с таким массовым применением ядерного оружия. В случае, если отстреляется только одна сторона и даже не всеми своими ядерными носителями, то как минимум – территория противника станет непригодной для жизни. Ее экономический потенциал будет безвозвратно утерян, а материальные ценности придут в негодность. Территория окажется непригодной для жизни, а население либо погибнет, либо будет поражено как поражающими факторами ЯО, так и вторичными последствиями ядерной бомбардировки. Плюс к этому, такое применение ЯО приведет к глобальным изменениям климата, что станет губительным даже для населения тех частей Земли, куда удары не наносились, в том числе, речь идет и о территории того, кто смог первым отстреляться и не получить удара в ответ.




В общем, речь пошла о том, что был утрачен сам смысл ведения ядерной войны, поскольку победителя в ней не будет. То есть, сама идея массированного применения ЯО ушла за грань абсурда и остановилась на какой-то условной точке.

Элемент абсурда содержался и в тех самых ядерных ракетоносцах, с которых и началось описание всей ситуации. Дело в том, что ракеты, стоящие на их борту, прошли свой полный цикл развития и уперлись в грань абсурда. Действительно, когда ракеты морского базирования могли пролететь тысячу-полторы тысячи километров, то имело смысл незаметно подогнать стартовую платформу вплотную к берегам противника и в случае чего – отстреляться по его территории. Но время шло и ракеты стали летать все дальше и дальше. В один прекрасный момент их возможности по дальности полета стали такими, что они могли отстреляться прямо от своего причала, на собственной базе, и ракетам хватило бы возможностей забросить боеголовку в любую точку земного шара и не важно, с какой стороны ракета прилетит. Так, совковые подводники имели боевые задания отстреляться по Штатам ракетами, которые могли долететь до них через Южный полюс.

Еще раз, подлодке не надо с риском пробираться к берегам противника, она может отстреляться прямо из своей базы и разница в результатах будет минимальной, разве что ракетам понадобится лететь на 15-20 минут дольше, и все.

По большому счету, исчезла даже необходимость прятаться глубоко на дне, в неизвестном месте, чтобы в случае войны, применить ЯО из неожиданного места, все можно сделать без этих «казаков-разбойников». Вот именно это соображение и заставило поставить вопрос о необходимости строительства именно атомных подводных ракетоносцев. Какой смысл тратит 3-5 миллиардов долларов на огромную машину, эффективность стрельбы которой примерно одинакова, как из открытого моря, так и из собственной базы. Если на проблему посмотреть под таким углом зрения, то ответ оказывается не таким очевидным, как это кажется на первый взгляд. Очень похоже на то, что смысл в этой системе вооружений уже постепенно исчезает, поскольку изменились условия применения оружия.

Между прочим, эти мысли приходили в голову многим наблюдателям и в какой-то момент возникло понимание возникшего паритета и необходимости снижения порога убойности арсеналов ЯО. То есть, сегодня мощности арсеналов достаточно для стократного уничтожения всего живого на земле. Но если его (живое) уничтожить всего один раз, то следующие 99 просто никому не нужны и не имеют вообще никакого смысла. Поэтому возникла идея сокращения арсеналов ЯО до каких-то вменяемых величин. Собственно говоря, само ЯО, средства его доставки и масса сопутствующих систем, на которые затрачены триллионы долларов, стали таким себе чемоданом без ручки или инструментом, которым невозможно достичь конкретных результатов, которыми можно было бы воспользоваться.

ВВС США

То есть, речь идет о том, что в какой-то момент может возникнуть ситуация, при которой горы оружия уже не дают какого-то преимущества и не могут являться полноценным инструментом достижения целей.

Вчера в Украине формализовалась ситуация, которая обещает стать неким подобием того, что описано выше. Успешно завершился очередной этап испытаний крылатой ракеты «Нептун», которая способна поражать как стационарные, так и мобильные, морские цели. Заявленная дальность полета до цели составляет 300 км. Но это – конвенционная дальность, а ходят слухи о том, что небольшие манипуляции могут расширить боевой радиус до 500 км. Но даже заявленной дальности уже достаточно для того, чтобы взять под полный контроль весь Крым и его побережье и все Азовское море. Как только ракета пойдет в серию, а это случится очень быстро, то ситуация с оккупированными территориями кардинально изменится. Именно в зоне оккупированных территорий ВСУ будут доступны любые цели. Это значит, что весь российский флот, стоящий в Крыму, и все, что Москва притащила в Азовское море, будет обеспечено средствами поражения с перекрытием. В этом случае, дефилирование серых посудин под андреевским флагом станет рискованной затеей и любимые российскими военными моряками пиратские действия станут сурово наказуемыми. То есть, бряцание оружием уже утратит смысл.

Что особенно важно в этой ситуации, крылатая ракета выйдет сразу в нескольких вариантах базирования: наземном, воздушном и морском, а потому – сюрпризов может принести немало. Это тем более очевидно, что Укроборонпром не раз подчеркивал, что в создании новых систем вооружений наши производители все успешнее используют технологии наших партнеров. То есть, производственники используют материалы, узлы и агрегаты, которые делают оружие куда более эффективным, чем российские разработки, поскольку Залесье никогда не получит возможности использовать этот потенциал. Западные передовые технологии они могут получить исключительно в составе боеприпаса, который прилетит к их военным. Бойцы ЧВК «Вагнер» и группы спецназа ГРУ – близко познакомились с этими технологии в Сирии, под Хишамом и многие остались настолько поражены как технологиями, так и конкретными изделиями, что им пришлось возвращаться домой по частям в коробках, которые доставил почтальон Печкин.

Недавно Курт Волкер, в одном из своих интервью, сказал о том, что он очень впечатлен уровнем подготовки ВСУ и их мотивацией. Он заметил, что украинская армия, на сегодняшний день, является одной из самых боеспособных в мире. И еще он сказал, что украинские военные имеют некоторые проблемы с техническим оснащением, но с его слов, с этим Штаты помогали, помогают и будут помогать впредь. И еще он заметил, что Украина имеет внушительный военно-технический потенциал, который с помощью Западных партнеров становится еще более серьезным и что Украина имеет возможности производить почти все необходимое для оснащения собственной армии.

Посему, сейчас уже можно говорить о том, что партнеры дали и дают нам не так рыбу, как удочку, которой мы все лучше владеем и чем дальше, тем больше рыбы сможем наловить. Или применительно к нашему случаю – тем больше сможем накормить черноморской рыбы не успевшими убраться в свою выгребную яму оккупантами.

Итак, просто представим, что сейчас происходит в Азовском море. РФ устроила режим пиратства, поскольку ни один международный нормативно-правовой акт не дает им права устраивать досмотр судов в международных водах. Это должно быть формализовано соответствующим образом и с этого момента любые действия по препятствию судоходства и незаконные обыски будут однозначно расцениваться как пиратство. Но именно с этой частью решения проблемы особых затруднений нет. Любой суд четко зафиксирует незаконность действий РФ, но как мы знаем, Москва плюет на решения любых судов и потому на ее действия это никак не повлияет. Но с этого момента применение силы против этих пиратов, или кем бы их в РФ не называли – станет понятным буквально для всех. Это значит, что Украина имеет право обратиться к своим партнерам для совместного патрулирования мест, где зафиксированы случаи пиратства или официально заявить РФ и международному сообществу, что с 1 сентября, например, она начинает уничтожать все плавсредства, которые будут совершать подозрительные маневры. И вот для этого ракеты «Нептун»  — уже безусловный и фатальный, для пиратов, инструмент. В любом случае, ситуация уже меняется и поэтому демонстрация завершающего этапа испытаний ракеты однозначно демонстрирует, к чему идет дело.

Теперь другой момент, о ядерном оружии. Для более наглядного представления о том, что было изложено в первых двух частях, рассмотрим абстрактный сценарий. Допустим, что одна из стран, не важно какая, запустила ракеты по своему противнику. Надо представить себе то, как это может происходить. Если уже дело дошло до применения именно ядерного оружия, то запуском одной ракеты никто не станет ограничиваться. Удар будет наноситься с таким расчетом, чтобы уничтожить противника безусловно и окончательно. Однако, массированный запуск ракет, который приведет к сотням ядерных взрывов, уничтожит не только противника, но и его территорию, которая станет непригодной для эффективного использования, но и это еще не все. Массовые взрывы неизбежно приведут к глобальным последствием и вторичными факторами ядерной бомбардировки будет поражена и собственная территория инициатора ядерной атаки.

ВВС Дрон

Тут надо учесть еще и то, что в арсенале ядерных держав имеется не только ядерное, но и термоядерное оружие и его тоже понесли к цели десятки носителей. Мы уже описывали испытание термоядерного устройства, которое было выполнено американскими военными 1 марта 1954 года на одном из атоллов в Тихом океане. Это испытание получило кодовое название «Кастл Браво» и планировался мощностью 5 мегатонн, а по факту, мощность взрыва превысила 15 мегатонн. После этого возникли вопросы о том, какие цели может преследовать такое и более мощное оружие. В совке эти вопросы возникли позже.

30 октября 1961 года у западного побережья архипелага Новая Земля прошли испытания термоядерной бомбы, в режиме воздушного взрыва. Изначально планировалось произвести подрыв бомбы, мощностью 100 мегатонн и утереть нос американцам. Но в итоге, часть урана, подрыв которого должен был довести основное вещество до критической массы, была замещена свинцом, для снижения мощности взрыва вдвое. Но как и у американцев, точного расчета мощности взрыва добиться не удалось. В конце концов, была зафиксирована мощность взрыва в 57 мегатонн.

Взрыв произошел над морем, на высоте 4 километра и потому в воздух не были подняты сотни тонн пыли, которая потом выпадает в радиоактивных дождях, а значит, из поражающих факторов там сработала проникающая радиация и взрывная волна. Место испытаний лежало далеко за Полярным кругом, а в конце октября на Новой Земле все покрыто снегом, а в более высоких местах – не тающими летом ледниками. Излучение вызвало таяние всего снега и сход ледников в радиусе десятков километров. Сама вспышка от взрыва была видна на 1000 километров. Военные летчики, фиксировавшие взрыв рассказывали, что погода была облачной, но вспышка просветила насквозь облака и как будто ее ничего не закрывало. Взрывная волна же обогнула земной шар три раза.

Еще раз, ни масса, ни габариты бомбы не препятствовали тому, чтобы она была вдвое мощнее. Это значит, что в тот день ничего не мешало взорвать именно стомегатонную бомбу. Но и то, что было взорвано, в 10 раз превышало мощность всех боеприпасов, взорванных во время Второй Мировой Войны.

После этого и в Москве стала доходить истина о конечности разумных пределов наращивания мощности и количества ядерных и термоядерных боеприпасов. Тогда-то один из разработчиков термоядерного оружия Сахаров стал переплавляться из физика-ядерщика в ярого борца за исключения ЯО из военных арсеналов человечества. С тех пор было много сказано именно об этом аспекте оружия, но точнее всего выразился американский писатель – военный фантаст Гарольд Койл. Говоря о ядерном и особенно – о термоядерном оружии, он заметил: «Трудно найти ему применение… Оно (ЯО) слишком большое, чтобы его можно было использовать.

А теперь представим, что именно та бомба, которую сбросили над Новой Землей, разрушила все постройки, которые находились на расстоянии 50 км от эпицентра. Поскольку эта местность почти не заселена, то следующие постройки находились уже в сотнях километров и в них вылетели стекла, многие строения потрескались и перекосились. Просто сложно себе представить, какие последствия были бы после боевого применения такого оружия, которое было бы взорвано не в 4 км над землей, а непосредственно над целью, в густонаселенных районах.

Представим далее, что в боевом исполнении уже никто не вставляет свинец, вместо урана, и пакет игрушек летит с мощностью в 100 мегатонн каждая. И вся эта красота взрывается если не одновременно, то в коротком промежутке времени, испаряя стокилометровые шары всей атмосферы, что вызывает гигантскую и невосполнимую нагрузку на всю земную атмосферу. А ведь по другим целям ушли плутониевые боеголовки, которые добавляют в этот коктейль еще что-то свое. Причем, тут важно понимать, что первоочередными целями ядерного оружия есть места хранения и дислокации ядерного оружия.

Это значит, что надо уничтожить оружие, которое находится в подземных хранилищах. То есть, о воздушных взрывах надо забыть. Заряд будет доставляться под землю и там подрываться, что приведет к выбросу гигантских количеств почвы, бетона и если удастся попасть именно в хранилище, то там будут и остатки ядерного топлива от уничтоженных боеприпасов. В общем, трудно представить, что у военного и политического руководства стран, обладательниц ЯО, нет закрытых заключений экспертов о последствиях такой бомбардировки как для противника, с указанием вероятности уничтожения ядерного потенциала, так и для себя самих.

Но теперь представим, что как-то удалось вынести за скобки именно то, что мы излагали выше и допустим, что атака удалась. После этого страна, по которой был нанесен ядерный удар будет уничтожена полностью и шансов для восстановления уже не будет, поскольку разрушена вся критическая инфраструктура, а в местах промышленного производства – уничтожена как материальная часть, так и население, работавшее на этих предприятиях. Мало того, выжившее население, в основном, будет поражено лучевой болезнью, без возможности адекватной медицинской помощи, а убитая инфраструктура даст мощнейшие эпидемии инфекционных заболеваний. То есть, здравствуй чума, холера, тиф и прочие вещи, о которых цивилизованная часть человечества почти забыла. Мало того, даже выжившие и избежавшие прямых последствий люди, дадут потомство, которое ужаснет их самих и всех окружающих. Это мы сейчас допускаем, что было кому выжить вообще.

Далее – попытаемся спрогнозировать действия этой самой страны, которая лежит в руинах. Допустим, страна-агрессор не испытала на себе последствий собственной атаки и радуется удачно проведенному мероприятию. При этом, у нее наготове все средства ПВО/ПРО, которые ожидают ответного удара уцелевших ядерных сил противника, а такое допущение обязано быть всегда. Благо дело, военные доктрины стран являются открытым документом, а оперативные планы – скорее всего имеют полное совпадение в критических моментах и имеют сходную очередность целей и ранжировку (по мощности) средств для их поражения.

ВВС-США

Так, в 2015 году был рассекречен доклад от 15 июня 1956 года, в котором был изложен примерный алгоритм применения ядерного оружия против совка. В нем речь шла о том, что совок стремительно наращивает количество своих ядерных боеголовок и средств их доставки на критическое для США расстояние. Прогнозировалось, что к 1961 году совок будет располагать ядерными силами, которые будут представлять прямую и непосредственную угрозу для США. Если до середины 50-х годов основными целями совка определялась военная промышленность, то далее речь уже шла об авиации противника, которая могла доставить ядерное оружие до территории США или союзников.

То есть, еще тогда предполагалось массированное применение ЯО. Далее планы менялись несколько раз в связи с изменившейся ситуацией, в том числе, и в плане средств доставки ЯО. В любом случае, такие планы имели десятки, если не сотни целей, которые должны были уничтожаться ядерным оружием. Совок имел примерно те же планы, но с учетом возможностей своих средств доставки. В конце концов, оперативные планы обеих сторон исходили из того, что противник первым выпустит ракеты и далее надо будет отвечать согласно сложившейся ситуации. Подземные командные штабы, наподобие того, что у американцев создан под горным массивом Шайен, были следствием именно таких доктрин. Если противник нанес первый удар, то надо было восстановить управление теми средствами, которые остались невредимыми и ответить всем, что осталось.

Причем, там тоже читали Википедию и представляют, что где-то в океане, в тайных местах, лежат две или три подлодки противника, которые не удалось испарить вместе с их базой. Значит, будет отслеживаться именно этот компонент остатков сил противника и будут фиксироваться все запуски ракет. Насколько эффективно отработает ПРО на всех стадиях полета ракет – не беремся судить, но в любом случае, надо представлять, что опасность несет не сама подлодка и не ракета на стартовом или маршевом участке полета, а только боеголовки, которые будут приведены в действие.

Грубо говоря, если ракеты будут перехвачены и уничтожены на старте или заатмосферном участке полета, то они утратят свой разрушительный потенциал. Только целое и боеготовое ядерное устройство способно принести вред.

И тут возникает закономерный вопрос о том, каким именно образом можно нанести гарантированный и фатальный ущерб противнику? Если исходить именно из этого обстоятельства, то надо быть уверенным, что те самые две-три подлодки, призванные дать фатальный удар возмездия, не отслеживались еще с самого выхода со своей базы. Есть ли такая уверенность? Не думаю. Уже несколько раз за послевоенное время оказывалось, что те же американцы были прекрасно осведомлены о передвижениях совковых АПЛ, поскольку имели сеть океанских датчиков, которые улавливали шумы от лодок. И тут надо понимать, что эта самая осведомленность проистекает из чувствительности самих наблюдательных станций и шумности подлодок. Вот тут идет извечная гонка. Для снижения заметности субмарины, кроме новых материалов, покрывающих лодку и прочих ухищрений, важен технологический уровень производства всех внутренних узлов и агрегатов. Особую важность получает как правильность общего дизайна, так и возможность высокоточного изготовления всех движущихся частей внутренности лодки. Чем точнее подгонка трущихся поверхностей, тем меньше шума. Чем выше точность центровки каждой вращающейся детали, тем меньше вибраций уходит наружу.

Каждый может себе представить, что подшипники или какие-то другие вращающиеся агрегаты, выполненные с требованиями, предъявляемыми современной субмариной и поставленные на автомобиль, например, будут вечными, а работа автомобиля – бесшумной и требующая минимум топлива или энергии.

Это значит, что изготовление, ремонт и поддержание надлежащего уровня боеспособности современной АПЛ, стоит громадных денег. Сама она легко тянет в цене от двух до пяти миллиардов долларов, плюс специальное бортовое оружие и плюс затраты на обслуживание, которые выливаются в десятки миллионов долларов в год. И вот вся эта красота, в количестве 10-12 штук и стоимостью под три десятка миллиардов, призвана дать последний залп перед собственной, неизбежной гибелью.

При этом, если координаты нахождения лодки уже известны, она будет уничтожена одновременно с ядерным ударом по ее стране. Но даже если она не будет обнаружена, то большая часть ракет может быть перехвачена на различных этапах полета. А это значит, что такие дорогие системы могут не выполнить своего основного назначения.

Отсюда следует, что возложение именно на подлодку-ракетоносец функции возмездия – дорогостоящее и сомнительное мероприятие. Оно было оправдано тогда, когда со своей территории невозможно было достать территорию противника. Но и это еще не все. Хорошо бы узнать, сколько сами военные предполагают остатка у противника ядерного оружия после массированной ядерной атаки? Если это составляет 10-20% от общей численности боеголовок страны, подвергшейся атаке, то по давним расчетам, одновременный подрыв такого количества ядерных и термоядерных боеприпасов в любой точке Земного шара, приведет к запуску программы «Туши свет». Грубо говоря, достаточно будет просто гарантированно подорвать эти боеприпасы уже просто на своей или над своей территорией и противник умрет быстро и мучительно. Ведь о своей территории можно уже не рассуждать, ибо она уже превращена в могильник.

В общем, если говорить об ударе возмездия, то надо для себя четко решить: вам ехать или шашечки? Для возмездия не нужно убивать тридцать миллиардов на подлодки, просто нужно рассредоточить некоторую часть ЯО и ТЯО по по незаметным местам и все. Смысл в гонке тихоходности огромных подводных ракетоносцев просто исчезнет.

В общем, цель всей статьи была порассуждать о том, что получив серийную ракету «Нептун», Украина получает под свой огневой контроль все Азовское море, Крым и прилегающую к нему акваторию. Для того, чтобы эффективно противостоять РФ и выдавливать ее из наших вод даже не нужно срочно строить адекватный флот, просто надо правильно ставить вопрос, чтобы получить правильный ответ.


Автор




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting