Военное положение. Рада. ООН и другие итоги

27.Ноябрь.2018

Что же на самом деле произошло? Произошло то, что должно было произойти и то, что так или иначе, было обговорено и утверждено на совете безопасности РФ сразу после окончательного решения Вселенского Патриархата о предоставлении Украине автокефалии.

Порох после этого выступал и говорил о том, что это – не здоровая ситуация, чтобы из-за церковных дел собирался государственных орган обороны. Причем, рассматривался там один вопрос – о московской церкви в Украине, угрозах и путях их устранения. Тогда еще прозвучали намеки на то, что Москва готовится защищать уже своих верующих. Это была не шутка.

На приграничные аэродромы перебазировалась российская авиация и очень похоже на то, что перед 27 ноября, когда в Константинополе состоится синод Вселенского Патриархата, где будет утвержден текст томоса, должно было произойти событие, которое дало бы повод для какой-то войсковой операции со стороны РФ.

Безусловно, должен был произойти аналог Майнильского или Гляйвицкого инцидента, и что-то такое обязательно случилось бы. Но игру сломали два маленьких катера и буксир. Как сейчас доходят сведения о тех событиях, наши моряки не применяли бортовое оружие, и скорее всего, понимали цену первого выстрела. Но это не значит, что они сдались без боя, при штурме кораблей они вступили в рукопашный бой и даже попав в плен – отказываются от любых переговоров с комитетчиками.

В общем, игра пошла не по кремлевскому фен-шую, и теперь Украина перешла на военное положение, а Москва стала агрессором, и из этого инцидента Украина теперь выдавит все то, что мы не могли выдавить четыре с половиной года.

Рада

Мы должны были пройти свою часть пути в формализации российской агрессии, и мы ее прошли с принятием закона о введении военного положения. Но сам процесс принятия закона показал, насколько противнику удалось добиться разобщения даже в парламенте — ругань, маты, драки и прочее на фоне нависшей реальной угрозы большой войны. Это при том, что первые ракеты прилетят и в купол на Грушевского, если что.

Как правильно заметила Ирина Геращенко во время обсуждения этого закона, депутаты сто раз назвали фамилию Порошенко и ни разу – фамилию Путин. Никто не поинтересовался фамилиями попавших в плен моряков, зато все обсуждали выборы. Геращенко отметила, что только что закончилось заседание совета безопасности ООН и единственный человек, который тоже вспомнил украинские выборы и фамилию Порошенко, был представитель РФ.

Тем не менее, что-то все же изменилось. На удивление мощно выступил премьер-министр и как всегда убедительно – президент, и в конце концов, решение было принято, но какой ценой? Все показали свое лицо. Все! Вопрос стоял о безопасности и вообще – о существовании Украины перед самой реальной угрозой за последние три года, но как оказалось, это некоторых не волновало вообще.

ООН

Вчера, кроме принятия закона о введении военного положения, состоялся ряд событий, которые имеют непосредственную связь со всеми событиями, а именно – принято решение о неотложной сессии совета Украина- НАТО. Также прошло экстренное заседание Совета безопасности ООН. Если первое событие имеет некий двухстадийный характер, когда на первой стадии Украина оповестила партнеров по НАТО о ситуации с российской агрессией, а на второй стадии уже будут обсуждаться конкретные меры противодействия ей, то от заседания Совбеза ООН никто не ожидал какого-то конкретного результата, в плане итогового документа.

В самом деле, ООН снова сталкивается с абсурдной ситуацией, когда обсуждается вопрос о том, что один из постоянных членов, обладающий правом вето, развязал агрессию или применил запрещенное оружие. Такое положение вещей уже стало регулярным, и таким же регулярным стало вето РФ на любую резолюцию, осуждающую ее преступные действия. В этом случае, всерьез ожидать какого-то документа, обязывающую РФ что-то сделать или чего-то не делать, не приходится.

Тем не менее, польза от такого заседания есть, и она заключается в том, что именно благодаря обмену мнений, формируются ситуативные или устойчивые коалиции, действующие для решения каких-то конкретных задач и вопросов. С самого начала решался вопрос о том, по чьему заявлению будет слушаться вопрос, по украинскому или российскому. Московский бред сразу был отклонен. Может быть, скорость этого отклонения была обусловлена тем, что посол РФ при ООН написал его с матерными выражениями, а кто-то из переводчиков понял весь смысл. В любом случае, заслушивалось украинское заявление.

Сразу стало понятно, что публика собралась разношерстная и речи будут тоже разными. В данном случае, участники заседания разделились на три категории: про-украинскую, про-российскую и еще на тех, кто просто сидел и лузгал семечки, деликатно складывая шелуху в карман.

На самом деле, к этим странам относились  все те, кто призывал к мирному решению конфликта, рассказывал  о необходимости договориться и так далее. Просто интересно, что бы спел Катар или Боливия, если бы кто-то оккупировал 20% их территории и согнал бы войска к их границам, с угрозой продолжить агрессию?

Другое дело – сама РФ. Ее представитель подробно пояснил позицию, которая заключается в том, что Московия имела в виду эти глупые нормы и правила, которыми себе забивают головы присутствующие здесь коллеги, и то, что она намерена действовать по праву сильного и использовать принцип курятника: обложи нижнего, надури ближнего. В общем, выступление было красочным и замечательным. Лучшей иллюстрации быка, которого понесло, просто не придумаешь. В таком виде пьяный Иван предстает в полной красе и лучше чем он сам, никто его не сможет закопать. Кроме незаметных маргиналов, Москву фактически поддержал Казахстан, что наводит на мысль о том, что в конце концов, надо сворачивать отношения с рабскими помойками, наподобие Казахстана, Узбекистана или Беларуси. Пока там у власти находятся диктаторы – сателлиты Путина, они будут поддерживать его позицию, а потому – имитация дружбы выглядит просто неуместной. Кстати, представитель Китая выступил хоть и не в про-российском ключе, но очень неприятно. Хотя, Китай всегда стоит особняком, когда речь заходит о территориальных спорах, ибо у него их – хоть отбавляй.

Но вот что порадовало, так это крайне жесткая позиция США. Представитель Штатов Хейли очень прозрачно намекнула РФ о том, что такие действия будут иметь для Москвы конкретные последствия. Кстати, это может вылиться в такие формы сотрудничества, что в Кремле станет душно. Все действия Москвы были разложены по полочкам и им была дана надлежащая оценка. Жестко выступила и Великобритания, которая припомнила химическую атаку и заявила, что агрессия Москвы становится обычным явлением. Также жестко выступила и Польша, а за ней – Нидерланды, а вот Франция держала речь за себя и за Германию и уже использовала более обтекаемые формулировки. Да, они поддерживают территориальную целостность Украины и считают недопустимым применение силы подобно тому, как в этом случае, но призывают обе стороны к деэскалации. То есть, наши корабли обстреляны и захвачены, наши моряки ранены и пленены, но деэскалировать должны обе стороны.

Выводы

Отсюда следует делать выводы о том, с кем нам следует заключать альянсы, с кем просто дружить, а на ком – поставить крест и забыть. Но к ним не относится РФ. О ней мы никогда не забудем и с нею у нас масса незавершенных дел. Если там думают, что мы о чем-то забудем и с чем-то смиримся, то очень в этом ошибаются, поскольку мы не Молдова и не Грузия. И очень похоже на то, что в этом мы имеем общие позиции как раз с теми странами, которые нас безусловно поддержали.

Если Франция и Германия собираются ваять собственную совместную армию, возможно, будет создана не одна такая армия и мы уже видим тех, с кем бы можно было стать плечом к плечу.


ИСТОЧНИК




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting