Вывод войск и отставка Меттиса. Почему?

21.Декабрь.2018

Итак, Трамп отдал приказ о выводе войск из Сирии. Причем, вывод предусмотрен безусловный и быстрый, речь даже идет о прекращении воздушных операций.

Со слов Трампа это обусловлено победой над ИГИЛ. Но как подсказывают коллеги из США, это – не первое заявление Трампа и есть основания полагать, что ИГИЛ тут вообще не играет никакой роли. Вместе с выводом двух тысяч военных из Сирии, объявлено о выводе семи тысяч войск из Афганистана. Очевидно, что эти решения связаны меду собой другой причиной, объединяющей эти два решения.

вмс-сша

Известно, что в отставку подал министр обороны Мэттис, который таким образом выразил свое несогласие с решением Трампа. Но в его заявлении для прессы, прозвучало довольно интересное обоснование решения об отставке. Генерал заявил о том, что у него другие представления о взаимодействии с союзниками и союзнических обязательствах. На самом деле это – важный момент, который упускают комментаторы. То есть, Меттис выразил свое несогласие со следствиями решения Трампа, но не с причинами, о которых он вообще ничего не сказал. Хотя по логике вещей, следствия должны быть вторым номером критики, а первым – комментарий ошибочности решения как такового. Но этого – нет. Кстати, причину таких резких действий вообще никто всерьез не исследует, все обсуждают возможные последствия.

Что касается союзников именно в Сирии, то хотелось бы отметить, что ими у Штатов являются курды и если смотреть на конфигурацию такого союза, то его никак нельзя назвать иначе, как вынужденным и вот почему. Курды открыто выступают за образование собственного курдского государства за счет части территорий Сирии, Турции и Ирака. Если по вопросу Сирии Штаты могли спокойно закрывать глаза, ситуативно взаимодействую с курдами, то дальнейшая связка должна была однажды либо закончиться, либо жестко вступить в противоречия с интересами Турции – союзника США по НАТО и Ирака, где Штаты находятся вот уже 20 лет.

Есть большая доля вероятности, что и турецкие и иракские власти, не раз и не два задавали Штатам вопрос о том, до какого предела они будут взаимодействовать с курдами и как это отразится на их территориальных претензиях к соседям. Это при том, что США довольно мощно вооружили и обучили курдов как военную силу. Наверное, Вашингтон находил нужные аргументы и хотя это вряд ли устраивало партнеров, они терпели и вот – время пришло. Дело в том, что после подавления основных очагов сопротивления ИГИЛ, неизбежно становится вопрос «что будет дальше?». Именно в этот период курды будут ставить вопрос о формализации своих территориальных приобретений. Мы не располагаем этой информацией, но возможно это и произошло. Возможно курды приняли решение о том, что пришло время закрепляться на подконтрольных территориях и приступать к формирования собственного государства.

А теперь просто представим позицию Штатов именно в таком раскладе. Курды начинают активный политический процесс формирования своего территориального образования, на котором находятся форпосты армии США. Такой расклад неизбежно повлечет вооруженное противостояние как с сирийскими группировками, различного толка, с турками и иракскими властями. Могут ли Штаты, в такой ситуации, поддерживать Курдов? Нужно ли им это. Да еще стоит учесть то, что именно боевое крыло курдского движения, всегда имело левацкий и даже марксистский характер. В такой ситуации неизбежно принятие решения о пределе взаимодействия.

Этот аспект сложно исследовать потому, что в открытых источниках нет подробного описания условий, на которых Штаты вступили во взаимодействие с Курдами. Понятно, что обе стороны имели антиасадовкие позиции, но должно было присутствовать что-то еще. Не зная этой основы, трудно судить о том, почему именно в этот момент взаимодействие было свернуто. И да, именно эта часть головоломки не будет известна военным, поскольку она находится в компетенции Госдепартамента и ЦРУ.

Однако, дело не только в Сирии. Как мы отмечали выше, из Афганистана выводится втрое больший контингент американских войск и там уже точно нет курдского пасьянса. Это значит, что причина таких действий – более масштабна, а Меттис отреагировал на все эти вещи как настоящий вояка, привыкший стоять плечом к плечу с теми, с кем пришлось воевать в одном окопе.

Что за причины лежат в основе этих решений (если они есть и находятся в поле вменяемых конструкций) должны иметь объяснение с учетом двух важных элементов.

Первый из них. По сути, Штаты имеют две позиционные войны, разных масштабов и интенсивности. Но в любом случае, это – вязкие и определенно – долгие ситуации, которые ведут к прожиганию ресурсов. Понятно, что о войне на истощение речи нет, потому что Штаты и истощение – понятия разного уровня. Тем не менее, каждый может себе задать простой вопрос о том, какова конечная цель в том же Афганистане или Сирии? Любой, кто серьезно входит в эти страны с военными целями, получит изматывающую партизанскую войну с туманными перспективами.

Например – Сирия. Москва желает там иметь свои базы и сохранит Асада – отлично, сколько это стоит? Как точку опоры для давления на Турцию и Израиль, она уже ее потеряла. Если бы Сирия была тихим местом, куда не нужно вгонять огромные ресурсы, то ценность военного присутствия была бы одна, а если ее надо просто поливать деньгами – совсем другое дело. Даже если убрать Асада, нет ни одной силы, которая взяла бы на себя ее восстановление. В том числе и РФ. Она уже превратилась в чемодан без ручки. Как показали нефтяные ралли, в последние дни, относительно небольшие залежи углеводородов на Востоке страны, уже не могут окупить даже операционных расходов на присутствие там. Если профессиональные прогнозы по нефти дают дальнейшее снижение цены, то там просто не за что сражаться и тот, кто возьмется удерживать Сирию своими вооруженными силами – будет иметь проблему без малейшей перспективы как-то выйти из нее, а это значит – бой с тенью на истощение.

Судя по тем публикациям, которые сейчас циркулируют в мировой прессе, решение Трампа можно было назвать неким аналогом капитуляции перед военными вызовами современности или переход в режим нео-изоляционизма, если бы не второй элемент.

Штаты закладывают и реализуют рекордные военные бюджеты вот уже третий год. Причем, очень высоким темпом идет не только перевооружение, но и наращивание численности этих вооружений. Особенно динамично этот процесс идет в авиации, где идет переход на самолеты следующего поколения. Ушедший в крупную серию Ф-35, наконец-то показывает динамику снижение цены на фоне растущих объемов выпуска. Это уже изменило рисунок действия американских ВВС и процесс идет дальше. Причем, с 2020 года то же самое начнет происходить не только в сегменте многоцелевых истребителей, но и стратегических бомбардировщиков. Недавно прошло сообщение о том, что прямо сейчас разрабатываются мероприятия по консервации стратегических бомбардировщиков В-1 и В-2, в преддверии начала постановки на вооружение самолет следующего поколения В-21. Кроме того, сейчас выполняется задача по увеличению количества эскадрилий, которых должно быть около 400, вместо трех с половиной сотен.

То же самое происходит и на флоте, в сухопутных войсках и в течение этого года, что-то кардинально изменится в космосе. Это никак не напоминает хроническую и прогрессирующую военную импотенцию, которую демонстрировала та же Германия. Наоборот, на выходе совершенно новые системы вооружений, которые изменят представление о рисунке современного боя.

Чего только стоит программа модернизации основных видов ядерных вооружений, идущая в США последние пару лет. И не стоит забывать о том, что идет обратный отсчет тех самых шестидесяти дней, которые Вашингтон дал Москве на закрытие программ по созданию ракет малой и средней дальности. По реакции Путина понятно, что никакого здравого смысла там уже нет, а потому – очень скоро американский ВПК получит новые заказы на изготовление ракет. Причем, вся военная промышленность США загружена так, как того не было уже очень давно.

То есть, налицо два процесса, которые обратны по своей сути. С одной стороны, Штаты сокращают свое военное присутствие в Сирии и Афганистане, но в это же время наращивают свои военные возможности как в плане качества, так и в плане количества. Это больше напоминает концентрацию сил и средств для решения принципиально отличной задачи от того, чем были занят Вооруженные силы США в последнее время – контртеррористической борьбой. Похоже, что задача имеет совсем другой масштаб и характер, поэтому и требует перегруппировку сил и средств. Если мы ничего не упустили, а выглядит это именно так, то такие действия в принципе не могут быть спонтанными и должны иметь какую-то очень вескую причину, которую мы просто не видим и можем лишь предполагать о ней.

Вот еще одна, уже не военная версия происходящих событий.

В одной из наших статей, посвященным итогам последнего саммита ОПЕК, где было принято решение о сокращении поставок нефти на рынок, в размере 1,2 млн бочек в день, мы обращали внимание на то, что Штаты предупреждали партнеров – страны Залива о том, что они не рекомендуют сейчас манипулировать ценой нефти. Собственно говоря, сокращение поставок ее на рынок, должно было вызвать эффект дефицита и по всем законам – к росту цены. Такова была цель этого саммита. Понятно, что это – не рыночные методы регулирования рынка, ибо там работает баланс предложения и спроса, плюс различные факторы, которые дают повышающий или понижающий коэффициент цены, но в принципе, спрос и предложение должны формировать цену, а ОПЕК решила сократить предложение, чтобы искусственно поднять спрос, а значит и цену.

В общем, это – чистой воды картельный сговор и шулерство. Но этот механизм работал достаточно давно и эффективно. Само существование этого механизма зиждется на прецеденте нефтяного кризиса середины 70-х, когда крупнейшие арабские продавцы нефти, отказались ее продавать крупнейшему потребителю – США. Тогда они могли проделать такой фокус, который вызывал шок у крупнейшей мировой экономики. Но время прошло и теперь у ОПЕК нет этой дубины. Ее существование обусловлено инерцией и традициями, но именно карательного инструмента у нее теперь нет.

Именно по этой причине, арабам следовало прислушаться к предупреждению США. Отклонив пожелания Вашингтона, они полностью развязали тому руки и он сделал контр выпад.

Собственно говоря, надавить на Штаты поставками нефти или газа уже нельзя лет десять, но теперь США сами выходят на рынок углеводородов как продавец и оказываются в ситуации, когда большая часть рынка давно поделена на зоны влияния, где закрепились традиционные продавцы. Но судя по динамике роста добычи нефти и газа, Штаты уже встали перед вопросом не просто экспорта, а крупного экспорта и уперлись в этот самый поделенный рынок сбыта.

Для того, чтобы взять себе кусок рынка, надо, чтобы его кто-то отдал, а проще – ушел с него. Понятно, что классические продавцы не хотят с него уходить, но они настолько заигрались в свои картельные игры, что по привычке «нагибают» покупателя, манипулятивно завышая цену нефти. Покупатель же ничего не имел в виде альтернативы, поскольку картель держал цены и разделение рынка, достаточно четко. Проще говоря, покупатель не мог отказаться от поставок нефти от конкретного продавца и по конкретной цене, поскольку зять дешевле и в другом месте было уже затруднительно, Картель следил за этим.

Но вот на рынок вышли Штаты и просто поймали ОПЕК на их обычной и безнаказанной игре, предложив покупателям собственную нефть в избытке. Тем самым, Штаты компенсировали искусственный дефицит, который создает ОПЕК и одновременно входят в рынок на то количество нефти, которое ограничил картель. Более того, Штаты дают более свободный выбор всем покупателям. Они предлагают нефть по рыночной цены без хитрых московско-арабских договорняков.

И вот рынок уже отреагировал на изменение структуры рынка. Цена на нефть упала ниже той, которая вызвала необходимость экстренного собрания ОПЕК+. То есть, Штаты переиграли картель и цена это явственно показала. Решение ОПЕК уже не сыграло никакой роли. Оно имело результат слета клоунов-любителей. А Штаты теперь играют свою игру, поясняя партнерам, что они же предупреждали о пагубности манипуляций, вот теперь пусть каждый разгребает последствия собственного решения, принятого по просьбе Кремля.

Возможно выход из Сирии еще более серьезный ход. Штаты могли показать, что для них этот регион утрачивает интерес. Ведь Сирия рассматривалась как некий ключ к газу и нефти Залива, а теперь этот ключ даром не нужен Вашингтону. Танкерный флот достигнет оптимальных размеров уже в 20-21 годах, что позволит Штатам экспортировать нефти и газа столько, сколько будет нужно и чем больше ОПЕК будет сокращать свои поставки, тем больше рынка окажется у США.

Более того, Штаты четко показали, что их добывающая промышленность уже готова к дешевой нефти и газу и им плевать на те «многоходвки», которые за свой счет разворачивает Путин в Сирии или где-то еще, пережимая трубы и блокируя нефтепромыслы. Теперь эти действия будут приводить лишь к увеличению американской доли рынка нефти и газа.

АВТОР




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting