Мюнхен 1970-1972. Итоги и последствия

10.Ноябрь.2012

Автор lussien, оригинал публикации lussien.livejournal.com/46377.html.
Окончание. Предыдущая глава: Мюнхен 1970-1972. Если бы немцы во Вторую мировую воевали так же, они не дошли бы и до Кёнигсберга.

После бойни

Игры прервали только в 15:38 дня после первой кровавой ночи и только после многочисленных протестов зрителей и участников Олимпиады. И уже на следующий день «самые веселые Игры в истории» продолжились, так, как будто речь шла всего лишь о неудачно съехавшем в кювет грузовике с пивом и сосисками. Немецкие масс-медиа немного попеняли органам правопорядка на их упущения, а еще больше попеняли Израилю, который, по их мнению, и явился главным виновником всего происшедшего из-за своей «агрессивной политики по отношению к палестинцам» и этим чуть было не сорвал «веселые Игры, послужившие рекламой для Федеративной Республики Германия» (по словам запойного алкоголика Вилли Брандта, давно уже оторвавшегося от земных реалий). На короткой траурной церемонии присутствовали представители всех стран, кроме СССР. Выступивший на ней глава МОК и бывший поклонник Гитлера Эвери Брендедж принялся вдруг разглагольствовать о том, что зря-де допустили к Играм «расистов Южной Родезии», чем поверг многих присутствовавших в шок. У присутствовавшего на церемонии кузена героически погибшего Моше Вайнберга Кармеля Элиаша произошёл сердечный приступ, от которого он в тот же день скончался.

Большинство из 80 тыс. зрителей, присутствовавших на олимпийском стадионе в ходе футбольного матча ФРГ — Венгрия, беспрепятственно размахивали трещотками и флагами, но когда несколько зрителей развернули баннер с надписью «17 погибших уже забыты?», сотрудники охраны тут же убрали баннер и вывели «виновных» за пределы стадиона. В ходе поминальной службы по просьбе Вилли Брадта был приспущен олимпийский флаг и флаги большинства стран-участниц олимпиады. Однако десять арабских стран и Советский Союз отказались приспускать флаги в знак памяти убитых израильтян, так что их флаги почти немедленно были вновь подняты на вершины флагштоков.

Моше Вайнберг и Йосеф Романо:

Выходцы из СССР Элиезер Халфин и Марк Славин, а также Зеев Фридман:

Кагат Шор, Давид Бергер, Йосеф Готфрунд:

Андрей Шпитцер, Амицур Шапиро, Яков Спрингер:

Юридические и политические последствия мюнхенской катастрофы

Трупы пятерых убитых террористов были отправлены в Ливию, где Каддафи устроил им пышные и героические похороны, самолично возглавив 30-тысячную траурную процессию и подарив за эту операцию Арафату 5 миллионов долларов, невольно выдав тем самым главного виновника торжества. Трое арестованных террористов были выпущены без суда и следствия и даже без уведомления Израиля (и несмотря на его протесты) 29 октября того же года. Чтобы комар носа не подточил, понадобилась еще инсценировка очередного захвата заложников на небольшом самолете «Люфтганзы» «Киль», летевшем из Дамаска во Франкфурт.

Не укладывается в голове: в Германии, правовом государстве, где из-за любой драки, любого словесного оскорбления в трамвае, любой нечаянно поставленной на машину царапины открывают и годами ведут судебные процессы, по поводу крупнейшего в истории страны теракта никакого процесса не было вовсе, а следствие было почти сразу прекращено!

Была, правда, еще создана государственная комиссия по расследованию, но результаты ее деятельности 40 лет находились под замком (хотя максимальный срок для грифа «секретность» в Германии — 30 лет)! Возглавлял комиссию… Ганс-Дитрих Геншер! Т.е. именно тот, кто и несет главную ответственность за полный провал всей операции! По-русски это называется «пустить козла в огород», а по-немецки — «сделать козла садовником». И только теперь, 40 лет спустя, когда 85-летний Геншер все еще жив и продолжает исподволь дергать за партийные ниточки клоунов СвДП, материалы работы комиссии были, наконец, рассекречены и стало окончательно ясно главное: Германия расплатилась евреями как за свою безопасность, так и — в куда большей степени — за политические карьеры своих лидеров.
Не зря ведь Черчилль как-то сказал, что умиротворение агрессора — это кормление крокодила в надежде, что он сожрет тебя последним.

В Израиле результаты работы соответствующей комиссии до недавнего времени также были под замком, но, по крайней мере, известно о двух виновниках, понесших наказание, один из них — работник посольства в Бонне, не передавший вовремя дальше сведения о теракте, полученные от Штази. В Германии же людей, прошляпивших множество таких сведений, наказывать и не думали.

Ни министр внутренних дел Ганс-Дитрих Геншер, ни канцлер Вилли Брандт после этого чудовищного провала, за который они оба несут прямую ответственность, и не думали уходить в отставку. Причем Геншер еще ровно 20 лет после этого возглавлял МВД и МИД. Ну, а Брандт хоть и ушел через полгода в отставку, но совсем по другой причине: выяснилось, что его ближайшим другом и советником был агент Штази, бывший член нацистской партии NSDAP Гюнтер Гийом, среди прочего поставлявший Брандту девочек для развлечений (среди которых тоже вполне могли быть агентки Штази).

В результате Восточный Берлин и Москва могли шантажировать Брандта сколько душе угодно, возможно, они этим и пользовались, ибо никто иной, как Брандт, подписал с СССР и ГДР договора, весьма выгодные для Кремля, и первым признал хонеккеровский режим (причем всего через несколько лет после строительства Берлинской стены и в самый разгар непрерывной череды убийств всех желающих ее преодолеть). Вызывает как минимум большие подозрения тот факт, что Брандт продолжал держать при себе Гийома и делиться с ними всеми секретами еще целый год после того, как немецкая разведка предоставила ему исчерпывающие доказательства того, что Гийом — хонеккеровский шпион (а сам Гийом до сих пор считает Брандта своим другом).


Гийом и Брандт

Не случайно глава иностранного отдела Штази Маркус Вольф назвал отставку Брандта катастрофой для Штази, еще бы, хонеккеровский режим потерял ценнейшего партнера. Да и удержался Брандт в канцлерах в 1972 году лишь благодаря Штази. В апреле 1972 года фракция ХДС/ХСС получила большинство в Бундестаге благодаря множеству перебежчиков, не желавших вслед за Брандтом по-дружески якшаться с хонеккеровскими палачами, расстреливавшими беженцев у Берлинской стены, и пыталась устроить Брандту импичмент. Однако вотум недоверия провалился, поскольку Штази (как явствует из ее рассекреченных актов) подкупило трех депутатов (Вагнера, Штайнера и Гайзендерфер).

Как уже было сказано, после окончания Олимпиады Вилли Брандт выполнил требование лидера Ливии Муамара Каддафи и выдал ему трупы пяти убитых террористов. Правительство Израиля потребовало передать ему для суда террористов, оставшихся в живых, но Брандт ответил, что их будут судить в ФРГ. Однако всех их выпустили уже через месяц, обменяв на очередных заложников. Правда, нет худа без добра: в немецкой тюрьме курортного типа их ожидала бы сытная и беспечная жизнь, а Арафат явно делился бы с ними «сухарями» от Брежнева и Каддафи. После того, как их выпустили, Моссад позаботился о том, что уже через год двое из них были превращены в кровавое месиво.

Не забудем и о том, что Вилли Брандт ни много, ни мало 16 лет, с 1976 и до самой своей смерти в 1992 году, возглавлял Социалистический интернационал, ассоциативным членом которого является движение ФАТХ, возглавлявшееся его другом Арафатом. Об уровне левизны Социнтерна свидетельствует хотя бы тот факт, что Израиль представлен в нем даже не «Аводой», а ультралевым экстремистским «Мерецом».


Брандт на коленях — не более, чем эффектный трюк.

Как власти Германии договорились с «Черным сентябрем»

Контакты немецких властей с террористами «Черного сентября» происходили уже после мюнхенской бойни, причем по инициативе немецкой стороны.

Как пишет Spiegel, переговоры были начаты по распоряжению правительства Западной Германии, находившегося в то время в Бонне, из опасения, что «Черный сентябрь» будет продолжать совершать подобные теракты на немецкой земле. Спустя всего несколько месяцев после убийства израильских олимпийцев правительство Германии предложило «Черному сентябрю» провести серию тайных встреч с министром иностранных дел Германии Вальтером Шелем. Целью этих переговоров было создание «новой основы для доверия».

Правительство Германии потребовало от террористов квипрокво: ООП прекращает теракты на немецкой земле и против немецких граждан в обмен на «политическую модернизацию» ООП. В ответ немецкое правительство обязывается игнорировать любые уголовные обвинения, связанные с убийством в Мюнхене. Организация освобождения Палестины, в свою очередь, потребовала от Германии политической поддержки и признания ООП (которые и были получены). Именно в связи с достигнутыми тогда договоренностями немецкая прокуратура не стала открывать дело ни в отношении исполнителей, ни в отношении организаторов теракта. А Арафат, как известно, стал «другом немецкого народа» и немецкого канцлера и немцы еще много лет после этого платили ему дань. Словом, дракона уговорили за невмешательство есть девушек «из другой деревни».

При этом «Черный сентябрь» и после Мюнхена вовсе не собирался сидеть сложа руки и почивать на лаврах. К примеру, уже 10 сентября им был убит израильский разведчик в Брюсселе, а еще через неделю — атташе посольства Израиля в Лондоне А. Шхори. Еще несколько подобных терактов тогда же было предотвращено Моссадом. Правда, и израильский «симметричный» ответ не заставил себя ждать: уже 8 сентября израильские истребители отутюжили базы палестинских боевиков в Сирии и Ливане, убив почти 200 человек и ранив сотни других. О точечных ликвидациях лидеров «Черного сентября» написано столь много, что я не буду углубляться в эту тему. Отмечу лишь, что среди ликвидированных был и доктор Хамшари, ответственный за взрыв самолета Swiss Air, летевшего из Цюриха в Тель-Авив, о чем шла речь в одной из первых глав этого повествования.

Пауль Франк, государственный секретарь германского МИДа (т.е. замминистра), послал сигнал ООП, что «мюнхенская глава» уже «закрыта», пишет Spiegel. Когда французская полиция арестовала Уде Абу Дауда, одного из главных организаторов мюнхенской бойни, и задала направила запрос о его экстрадиции в Германию, баварский министр юстиции Альфред Зайдль рекомендовал немецким властям не предпринимать никаких действий. Французы же не просто выпустили Абу Дауда, но и принесли ему официальные извинения за неудобства, оплатили билет до Дамаска, куда отправили его первым классом, а сирийский режим Асада дал ему убежище. Террорист скончался в одной из больниц Дамаска в 2010 году.

Немцы договорились с палестинцами за спинами евреев и, как всегда, за их счет.
Спокойствие в Германии было куплено за счет спокойствия в других странах. В качестве платы Арафат, среди прочего, потребовал международного признания своей террористической банды и, разумеется, получил его, фактически поставив Германию на колени. Этот момент, когда Европа, пожалуй, впервые столь заметно прогнулась перед арабским террором, можно считать началом появления Еврабии: процесса ползучей исламизации Европы и ее пресмыкательства перед убийцами и мракобесами.

Дальнейшие этапы хорошо известны: через год, в октябре 1973 года, разразилась война Судного дня. Вилли Брандт объявил нейтралитет и запретил американским кораблям выходить из немецких портов с целью снабжения Израиля вооружениями, хотя на кону стояли жизни миллионов израильтян. После поражения в этой войне арабы с подачи Кремля устроили Западу нефтяной шантаж, резко сократив квоты добычи нефти и взвинтив ее цену в 4 раза; в Америке и Европе машины беспомощно стояли на дорогах и в гаражах без бензина, не работали заводы и фабрики. Именно в этот момент Европейское Экономическое Сообщество (предшественник Европейского союза) вступило в евро-арабский диалог с Лигой арабских государств. Результатом его стала подчеркнутая враждебность Европы с Америкой (чего добивалась и Франция) и Израилем, пересмотр учебников истории и других общественных наук (Вы никогда не узнаете, например, что Османская империя между 1423 и 1878 годами вела 29 полномасштабных войн против Европы, которые длились в общей сложности 175 лет, грабила и разоряла Европу, захватывая территории Австрии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Греции, Югославии, что исламские правители за столетия уничтожили 270 миллионов человек, вместо этого Вы «узнаете» только о «мирном исламе» и о жаждущем справедливости «палестинском народе»), начало пресловутой политкорректности, признание палестинских террористов, наводивших ужас на Европу, захватывая самолеты и расстреливая и взрывая европейцев, единственным «законным представителем палестинского народа», изобретенного в недрах Лубянки и Старой площади, возвеличивание ислама, строительство мечетей в Европе и потоки в нее арабских «беженцев».

Еще через год, в 1974-м, Арафат (до этого — нерукопожатный бандит) уже выступал с трибуны ООН, тряся наганом (хотя вряд ли на эту трибуну когда-нибудь пустили бы с наганом хоть одного неараба).

Еще через год, в ноябре 1975 г., Генеральная ассамблея ООН под руководством генсека ООН, австрийца Курта Вальдхайма — нацистского преступника и агента КГБ, приняла позорную резолюцию 3379, приравнивающую сионизм к расизму. Это была не только единственная резолюция ООН, которая впоследствии была отменена, но и насмешка ООН над самой собой (не знаю, приходило ли это уже кому-то в голову): поскольку сионизм есть ничто иное как возрождение еврейского народа на его исторической родине, а эту историческую родину ему подарила назад сама ООН, то, следовательно она признала расисткой саму себя!

Как пишет британский историк Пол Джонсон,

1 октября ООН с помпой приняла президента Уганды Иди Амина в качестве председателя Организации африканского единства. К этому времени Амин был печально известен крупномасштабными убийствами населения Уганды, в которых он принимал и личное участие. Он был хорошо известен резкостью своих антисемитских заявлений. 12 сентября 1972 г. он прислал телеграмму на имя генерального секретаря ООН, в которой восхвалял Холокост и объявлял, что, поскольку в Германии не поставили памятника Гитлеру, он предлагает воздвигнуть его в Уганде. Несмотря на все это (или благодаря этому?) Генеральная Ассамблея хорошо приняла его. Многие делегаты ООН, включая советский и арабский блоки в полном составе, стоя приветствовали его овацией, после чего он выступил с речью, в которой разоблачал «сионистско-американский заговор» против мира и призывал к исключению Израиля из ООН и его «утихомириванию». Его гротескную филиппику неоднократно прерывали аплодисментами и стоя проводили на место новой овацией. На следующий день Генеральный секретарь ООН и председатель Генеральной Ассамблеи дали обед в его честь. А через две недели, 17 октября, профессиональные антисемиты советской и арабской пропагандистских машин достигли величайшего триумфа, когда Третий комитет Генассамблеи 70 голосами против 29 при 29 воздержавшихся и 16 отсутствующих принял резолюцию, которая клеймила сионизм как разновидность расизма. 10 ноября уже Генеральная ассамблея в целом утвердила эту резолюцию 67 голосами против 55 при 15 воздержавшихся. Израильский делегат Хаим Герцог указал, что голосование проходило в 37-ю годовщину нацистской Хрустальной ночи, направленной против евреев. Американский делегат Дэниел П. Мойнихен объявил с ледяным презрением: «Соединенные Штаты объявляют перед лицом Генеральной ассамблеи ООН и всего мира, что они не признают, не согласятся и не считают себя связанными этим позорным актом».

Все это ползанье на коленях перед террористами нельзя назвать иначе, как вторым мюнхенским сговором (сговор с убийцами был налицо и к Мюнхену он снова имел самое прямое отношение). Во время первого мюнхенского сговора Англия и Франция, как известно, пытались откупиться от изверга Австрией и Чехословакией и жизнями австрийских, чешских и словацких евреев; вслед за ними уже Сталин продал Гитлеру миллионы польских и югославских евреев за половину восточной Европы. Во второй сговор уже сама Германия пыталась откупиться от Арафата и его заплечных дел мастеров опять же еврейскими жизнями. Причем ей это удалось: ни одного палестинского теракта против немцев не было целых 5 лет, вплоть до захвата самолета «Ландсхут» на Майорке боевиками прокремлевской НФОП.

Чтобы вообразить весь масштаб этого неслыханного сговора, представьте себе на минуту, что после убийства Кеннеди не было бы ни комиссии Уоррена, ни суда, ни следствия, ни даже объяснений, почему всего этого нет; Ли Харви Освальда отпустили бы восвояси назад в СССР, а через 40 лет из рассекреченных документов выяснилось бы, что власти заключили сделку с убийцами Кеннеди: мы вас отпускаем и не преследуем, а вы больше не убиваете наших президентов и вместо этого охотитесь за другими. Ну, как вам такой раскладик? Если бы такое произошло, весь мир стоял бы на ушах, а американских чиновников, вероятно, линчевали бы. Но когда немцы сделали практически то же самое, весь мир молчал, никто не возмущался, мировые СМИ даже не пикнули; лишь Израиль выразил недовольство, которое Голда Меир тут же подавила, чтобы не портить отношений с Германией (как следует из рассекреченных израильских документов, ее узкий кабинет решал вопрос, как заткнуть рты особо «германофобским» журналистам, однако им и затыкать ничего не пришлось, страхи оказались преувеличены, левые израильские СМИ проявили смиренное послушание).


Могилы пяти израильских олимпийцев на кладбище Кирьят-Шаул в Тель-Авиве

Власти Германии настолько не желали выносить никакого сора из избы и устраивать никаких процессов, на которых могли бы всплыть их чудовищные провалы, что даже когда в конце октября того же 1972 года были арестованы правые экстремисты Вилли Поль и Вольфганг Абрамовски (связанный с «Национал-социалистической боевой группой Великой Германии»), у которых обнаружили бланки паспортов, письмо за подписью «Черного сентября» с угрозами в адрес следователя, начавшего было расследование против трех выживших палестинских террористов, и большую партию оружия той же серии, что и оружие палестинских киднепперов, то лишь Поля и лишь через 2 года осудили всего лишь за незаконное владение оружия (и больше ни за что, хотя он возил Абу-Дауда по всей Германии, а Абрамовски сфабриковал для него паспорта!), осудили и… тут же выпустили, после чего Поль отправился в Иорданию (палестинцы обещали ему и его другу Альбрехту создать там для них боевую базу в ответ на их помощь в борьбе с Израилем). Как я уже писал, через пару лет Поль вернулся в Германию и стал популярным автором теледетективов, много экранизировавшихся Первым каналом немецкого телевидения. Поэтому когда сегодня немецкие СМИ постоянно трубят о помощи ультраправых «Черному сентябрю», умалчивая о помощи ультралевых, мне всегда хочется спросить: разве эти ультраправые — это не ваш брат сценарист с вашего левого телевидения?

Родственникам жертв была выплачена жалкая сумма в 3 миллиона евро и только через 30 лет после бойни. Одни только судебные издержки в случае проведения процесса были бы куда больше. Причем деньги были выплачены при условии, что родственники жертв не будут обращаться в суды и требовать других компенсаций, а также проведения расследования.

Когда Моссад через год застрелил в Бейруте трех ведущих функционеров «Черного сентября», немецкий МИД гневно осудил эту акцию. Среди осуждавший был и высокопоставленный дипломат Вальтер Новак, всего за неделю до этого встречавшийся с одним из трех убитых террористов — Абу Юсуфом. По слухам, с Абу Юсуфом собирался встретиться и глава МИД Германии Вальтер Шеель. Другие немецкие функционеры встречались как с Абу Юсуфом, так и с Али Саламехом и Амином Аль-Хинди.

Послесловие. «Дни Палестины» в Мюнхене в наши дни

Закончить свой рассказ о мюнхенских событиях я бы хотел одной историей из жизни современного Мюнхена, произошедшей пару месяцев назад, в июле. В Мюнхене теперь каждый год проходят «Дни Палестины», устраиваемые с неотвратимостью Октоберфеста, только, в отличие от последнего, на средства из городского бюджета, т.е. на деньги налогоплательщиков. Почему в бюджете города не нашлось денег на проведение «Дней Судана», «Дней Сирии», «Дней Конго» и десятков других стран, где ежедневно убивают и пытают людей, спрашивать, наверно, излишне, это и так понятно: потому что вменить тамошние зверства евреям было бы затруднительно. А так – поплакали в июле бутафорскими слезками по бедным палестинским сироткам, глядишь, на Октоберфесте можно уже оторваться с чувством выполненного долга.

Проводят это мероприятие «профессиональные палестинцы», а посещают профессиональные «плакальщики Палестины» из разряда «гутменшен», у которых других проблем, очевидно, не имеется. Мероприятие это отнюдь не единственное в своем роде в Германии. К примеру, подобные конференции, именуемые в народе «Конференциями в поддержку Хамаса», регулярно проводятся в Бад-Болле Евангелической (лютеранской) академией и христианской антисемитской организацией «Пакс Кристи» («Мир Христа»). В ней принимают участие и известные политики, к примеру, Левой партии Бодо Рамелов (ухитряющийся состоять в Обществе германско-израильской дружбы и подписывать призывы к бойкоту произведенной в поселениях Иудеи и Самарии продукции) и обер-бургомистр Йены Альбрехт Шрётер из СДПГ.

Финансируется это мероприятие Главным управлением политического образования (Bundeszentrale für politische Bildung), т.е. из федеральных средств. Спрашивать, почему федеральные средства тратятся на поддержку Хамаса, наверно, так же бессмысленно, как спрашивать, почему обер-бургомистр Йены в своей рабочее время вовсю воюет за права палестинцев, хотя у него под боком, в Йене, более 10 лет существовала убивавшая иностранцев и грабившая банки неонацистская группировка «Национал-социалистическое подполье». Когда на этот факт обратил внимание Генрик Бродер, Шрётер начал яростно обвинять его в том, что Бродер-де использует методы сайентологов и технологии Рона Хаббарда. Поскольку церковь сайентологов в Германии запрещена, то звучит угрожающе, главное, нацепить ярлык, а там, глядишь, что-нибудь из обвинений висеть да останется. К тому же в прошлом году Шрётер получил «Премию за гражданское мужество», одним из учредителей которой является еврейская община Берлина. Вот такой вот мужественный герой. Когда же Шретер вдруг оказался выставлен в плохом свете из-за конфликта с Бродером, подписания декларации о бойкоте товаров из еврейских поселений и «Национал-социалистического подполья» в возглавляемом им городе, то обратился в Германско-израильское общество Эрфурта и еврейскую общину Тюрингии, и те тут же выписали ему индульгенцию или, как это называлось в Германии после войны, «персильшайн«.

Но вернемся к палестинскому шабашу в Мюнхене. Его героиней стала печально известная депутатка кнессета Ханин Зуаби. На сборище в мюнхенском зале «Gasteig»

она поливала Израиль, называла его нацистским и фашистским государством, где грубо и бесчеловечно попираются все мыслимые и немыслимые права палестинцев. Поведала она и о том, что Израиль собирается изгнать из пустыни Негев 800 тысяч бедуинов и загнать их в концлагеря и много чего еще в том же духе. Однако на сей раз все это прошло куда менее гладко, чем обычно, ибо в зале присутствовало около двух десятков еврейских студентов, которые атаковали Зуаби и забросали ее вопросами, от ответов на которые она улизнула, продолжая сыпать проклятиями в адрес Израиля. Большим успехом для евреев это мероприятие (как его осветили, например, сайты sem40 и «Седьмой канал»), назвать трудно (более адекватное описание происшедшего на немецком можно найти здесь), поскольку в зале собрались, как я уже сказал, профессиональные «плакальщики Палестины», однако горький привкус у них наверняка остался, а желание участвовать в подобных шабашах поиссякло, поскольку все происшедшее было описано в немецкой прессе и на баварском телевидении.

Под конец выступления еврейские студенты поднимали портреты различных арабских деятелей Израиля, сделавших в нем карьеру, в частности, члена Верховного суда справедливости Салима Джубрана, заместителя министра иностранных дел Навафа Массала и других. Почему-то никому не пришло в голову поднять портрет самой Зуаби, вся биография которой нагляднейшим образом опровергает ее собственные бредни о притеснениях арабов в Израиле: Ханин Зуаби изучала философию и психологию в университете Хайфы, затем теории коммуникации в Иерусалимском университете, затем работала в израильском министерстве просвещения и, наконец, в возрасте 40 лет была избрана в кнессет. Словом, типичный геноцид. Один из ее родственников-арабов был депутатом кнессета с 1949 по 1979 год, будучи также мэром Назарета, другой родственник был заместителем министра здравоохранения Израиля. В израильских университетах на деньги израильских налогоплательщиков училась не только Зуаби, но и многие сидящие в тюрьмах убийцы Хамаса, Джихада и ФАТХа. Наконец, в 2010 году Зуаби участвовала в знаменитой провокации на «Мармаре», когда турецкие террористы ворвались в израильские воды и с оружием в руках напали на израильских солдат. В любой другой стране такого «депутата», изрыгающего потоки ненависти по отношению к своей стране, давно бы уже бросили за решетку или уж как минимум лишили депутатской неприкосновенности, ну, а в Израиле, видно, притеснения столь чудовищны, что Зуаби и дальше ходит на свободе и проедает депутатский паек, а основатель ее партии Балад Азми Башар, который был шпионом Хизболлы и сбежал в итоге за границу к своим хозяевам, еще несколько лет после этого получал от кнессета свою депутатскую зарплату. Нет, определенно только фашистское государство может так себя вести…




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting