«ПУТИНУГОЛЬ». Чем Донбасс украинский отличается от Донбасса российского? (+ сравнение цен)

В условиях политического конфликта, разразившегося на востоке Украины, который подогревается вооружёнными демаршами пособников всяких «легитимных президентов», «народных мэров» и «народных губернаторов», обществу навязывается, в том числе и мысль, что российские шахтёры живут просто припеваючи. Если без эмоций проанализировать ситуацию в российском Донбассе, думается, далеко не всем украинским горнякам захочется такой «прекрасной жизни».

Такие шахтёры и шахты не нужны

Власти Ростовской области утверждает, что на их территории, в границах так называемого Восточного Донбасса, на глубине 1-2,3 км сосредоточены 6,5 млрд. тонн разведанных угольных ресурсов, из них около 90% — это запасы антрацита. Начиная с 1995 г. все 64 действующие в Ростовской области шахты были приватизированы, после чего 56 из них закрыои. По итогам 2013 г. местные угольные компании добыли 4,6 млн. тонн угля. Ныне шахтный фонд Восточного Донбасса — всего 8 действующих шахт. Только 3 шахты ведут добычу на глубинах до 500 метров, остальные — на глубине 1000 и более метров.

Шахты «Алмазная», «Гуковская», «Ростовская» и «Замчаловская» (с обогатительной фабрикой) принадлежат ООО «Кингкоул» (специализируется на строительстве горнодобывающих предприятий, продаже и реализации антрацитов). На этих шахтах, расположенных в городе Гуково и Красносулинском районе, трудится около 3,5 тыс. человек.
В 2012 г. украинский энергохолдинг «ДТЭК» Р. Ахметова купил за $39 млн. 100% акций ОАО «Шахтоуправление «Обуховское» (шахта «Обуховская» с одноимённой обогатительной фабрикой), 100% акций ОАО «Донской антрацит» (шахта «Дальняя») и 66,7% акций ООО «Сулинантрацит» (шахта № 410, находится в консервации); два последних предприятия были объединены в «Донской антрацит». ОАО «Шахтоуправление «Обуховская» и ОАО «Донской антрацит» в 2013 г. добыли около 1,18 млн. тонн угля, большинство из которого было поставлено в Украину.

Численность работников, занятых в угольной отрасли Ростовской области, с 1995 г. по сегодняшний день сократилась с 117,3 тыс. до 7,5 тыс. человек. Уровень безработицы в шахтёрских городах и районах Восточного Донбасса очень высокий. Прямые дотации из госбюджета ростовские угольщики не получают. Господдержка угольной промышленности в Российской Федерации осуществляется путём финансирования региональных социальных программ. Однако, такие местные программы, направленные на развитие новых, не связанных с угледобычей производств, в шахтёрских населённых пунктах Ростовской области не решили проблему трудоустройства жителей. В поисках работы трудоспособное население, в основном мужское, массово мигрирует. В ряде шахтёрских городов смертность превышает рождаемость в два раза.

Зарплата

По данным Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности (Росуглепроф), средняя зарплата шахтёров в России в первой половине 2013 г. составляла 36-37 тыс. руб. (9220-9476 грн.; здесь и далее пересчёт произведён по курсу НБУ на указанную дату), тогда как в Ростовской области шахтёры в среднем получали 22,5 тыс. руб. в месяц (примерно 5762 грн.).

В 2012 г. средняя зарплата ростовчан-шахтёров составляла 21 тыс. руб. (5378 грн.), а в 2011 г. данный показатель был на уровне 18 тыс. руб. (4610 грн.). По данным председателя Ростовского теркома Росуглепрофа Ю. Каунова, зарплаты горняков Восточного Донбасса разнятся. «Рабочие вспомогательных профессий — электрослесари, машинисты — получают максимум 12-15 тыс. (3000-3800 грн.). Горнорабочий очистного забоя и проходчик могут заработать до 40 тыс. (10200 грн.), но это при условии выполнения плана. Большинство же получают мизер», — отмечал Ю. Каунов в сентябре 2013 г.

Для сравнения. По данным Государственной службы статистики Украины, средняя зарплата работников углепрома Донецкой области с 2011 г. по 2013 г. выросла соответственно с 4724 грн. до 5642 грн. в месяц. Самая маленькая зарплата в конце 2013 г. была у горняков шахты «Лидиевка» — 5100 грн., а самая высокая — в шахтоуправлении «Покровское» — 8700 грн. То есть, зарплаты угольщиков Донбасса российского и украинского практически ничем друг от друга не отличаются.

Как и в Украине, на угольных предприятиях российского Восточного Донбасса периодически возникают локальные социальные конфликты. Например, в 2013 г. в компании ООО «Кингкоул» (а это кроме 4 шахт также вспомогательные предприятия «Гуковтелеком», «Гуковпогрузтранс» и «Ростовгормаш») только в середине марта работникам выплатили январскую зарплату. А ростовские шахтёры-пенсионеры уже несколько лет проводят разные по форме протесты, в том числе и голодовки, требуя вернуть им компенсации за энергоносители и так называемый пайковый уголь (аналог бесплатного печного топлива, причитающегося по закону украинским шахтёрам, проживающим домах с печным отоплением). Пайковый уголь — шахтёрская льгота, введённая ещё при Николае II в 1905 г. И в империи, и при CCCР эта льгота реализовывалась неукоснительно. Но в путинской России, например, после банкротства шахты «Обуховская» новый владелец снял с себя обязательства обеспечивать пайковым топливом или его денежным эквивалентом пенсионеров-горнодобытчиков и членов их семей. И жалоба «обуховцев» ныне рассматривается в Европейском суде по правам человека.

Что и почём

Сам по себе размер зарплаты ничего не показывает, если не учитывать существующие в регионе цены на основные продукты и бензин. В Ростовской области многие продукты дороже, чем в соседствующей через границу Донецкой. А бензин немного дешевле.

По данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации цены на продовольственные товары в Ростовской области по состоянию на 3 марта 2014 г. были такими: говядина, кг (кроме бескостного мяса) — 231,53 руб. (примерно 69-85 грн.; здесь и далее пересчёт произведён по курсу НБУ на 3 марта и на дату пикового падения гривны — 15 апреля 2014 г. соответственно), свинина, кг (кроме бескостного мяса) — 209,92 руб. (62-76 грн.), куры, кг (кроме куриных окорочков) — 102,93 руб. (30-37 грн.), колбаса, кг (полукопчёная и варено-копчёная) — 312,92 руб. (93-113 грн.), колбаса, кг (варёная I сорта) — 233,68 руб. (69-85 грн.), масло сливочное, кг 272,85 руб. (80-99 грн.), масло подсолнечное, кг 71,51 руб. (21-26 грн.), маргарин, кг — 79,98 руб. (23-29 грн.), молоко, л (цельное стерилизованное 2,5-3,2%) — 54,86 руб. (16-20 грн.), сметана, кг 131,45 руб. (39-47 грн.), яйца куриные, 10 шт. — 50,72 руб. (15-18 грн.), сахар, кг — 32,11 руб. (10-12 грн.), мука пшеничная, кг — 25,92 руб. (8-9 грн.), хлеб ржаной, кг (ржано-пшеничный) — 28,12 руб. (8-10 грн.), хлеб из пшеничной муки, кг (1 и 2 сорт) — 22,69 руб. (7-8 грн.), крупа гречневая-ядрица, кг — 30,53 руб. (9-11 грн.), вермишель, кг — 50,98 руб. (15-18 грн.), картофель, кг — 33,09 руб. (10-12 грн.). По данным территориального органа госстатистики по Ростовской области, на 3 марта 2014 г. средняя цена за литр бензина марки АИ-92 составила 29,12 руб. (9-10 грн.), за литр бензина марки АИ-95 — 32,16 руб. (9-12 грн.), средняя стоимость дизельного топлива — 30,9 руб. (9-11 грн.).

Пенсии, регрессы

Теперь о шахтёрской пенсии. Что такое шахтёрская пенсия в Украине? Схематично: согласно вступившему в силу в сентябре 2008 г. Закона «О повышении престижности шахтёрского труда», при наличии стажа подземных работ — не менее 15 лет у мужчин и не менее 7,5 года у женщин — пенсия начисляется в размере не менее 80% от среднего заработка работника, но не может быть меньше трёх размеров прожиточного минимума для нетрудоспособных лиц (ныне три прожиточных минимума — 2847 грн.). В общей сложности в Донецкой области по Закону «О повышении престижности шахтёрского труда» выплачивается около 85 тыс. пенсий.

Что такое шахтёрская пенсия в Российской Федерации? Угольщикам пенсия назначается на общих основаниях, плюс к этому назначается доплата согласно Закону «О дополнительном социальном обеспечении отдельных категорий работников организаций угольной промышленности», вступившему в силу в 2011 г. Право на доплату имеют лица, работавшие в организациях угольной промышленности непосредственно полный рабочий день на подземных и открытых горных работах (включая личный состав горноспасательных частей) по добыче угля, сланца, руды и других полезных ископаемых и на строительстве шахт и рудников не менее 25 лет либо не менее 20 лет в качестве работников ведущих профессий (горнорабочие очистного забоя, проходчики, забойщики на отбойных молотках, машинисты горных выемочных машин). Если пенсионер, получающий шахтёрскую доплату к пенсии, вновь поступает на работу, выплата доплаты к пенсии приостанавливается. 25 и 20 лет подземного стажа, необходимых для получения шахтёрской надбавки к пенсии в Российской Федерации строго блюдутся. Шахтёры, кому «не хватило» стажа в связи с массовым закрытием шахт, никаких доплат к пенсии не получают. Так, в Ростовской области на начало 2014 г. насчитывалось 13298 получателей шахтёрских надбавок к пенсии (это при том, что, как уже указывалось, шахтёров в регионе было более 117 тыс.).

Как сообщает пресс-служба регионального отделения пенсионного фонда Российской Федерации, с 1 февраля 2014 г. средний размер трудовой пенсии по старости в Ростовской области составил 10017,98 руб. (2393 грн. по курсу НБУ на указанную дату). С 1 февраля 2014 г. в Ростовской области произведена ежеквартальная корректировка размера доплаты к пенсии работникам угольной промышленности, средний размер доплаты к шахтёрской пенсии — 1939 руб. (463 грн.). Таким образом, в пересчёте на украинскую валюту среднестатистический бенефициар шахтёрской надбавки в целом получает пенсию около 2856 грн. в месяц. То есть, примерно столько же, сколько составляет самая минимальная шахтёрская пенсия его украинского коллеги. Только в Ростовской области за право на шахтёрскую надбавку нужно отработать под землёй на 5-10 лет дольше. По информации главного управления Пенсионного фонда Украины в Донецкой области, во второй половине 2013 г. средний размер шахтёрской пенсии в области составлял 3250 грн.

К тому же в Российской Федерации пока намертво «зависло» разрешение проблем с регрессными выплатами. Речь идёт, в том числе и о шахтёрах, получивших увечья или тяжёлые заболевания на своём рабочем месте. Пока шахты находились в госсобственности, государство более-менее добросовестно выплачивало компенсации потерявшим трудоспособность. Сейчас все шахты частные, а регрессные выплаты обеспечиваются за счёт собственников опасных производств. Владельцы шахт зачастую отказываются компенсировать потерю здоровья работника, которая произошла 10-20 лет назад, когда шахтами распоряжались не они.

_____________________________________________

Василий ПРОБАЧАЙ, редактор газеты «Ситуация и Факты», специально для PRO-TEST.

Роман Игоревич

Admin of an www.everyday.in.ua web site

Next Post

Традиционные итоги дня от Дмитрия Тымчука. 6.05.2014

Вт Май 6 , 2014
Из плохого: 1. Глава СБУ В.Наливайченко сообщил, что ситуация в на Донбассе сложная потому, что местные жители находятся под серьезным информационным влиянием, и не доверяют МВД, СБУ и Минобороны. Святая правда. Но вот вопрос: а что украинские госструктуры сделали в плане информационного противостояния мощной машине пропаганды России за последние 2 […]

Analytics Plugin created by Web Hosting